Воскресенье
28.05.2017
09:37
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Следы языковых контактов в лексике тюркских и индоевропейских народов




    Общие лексические элементы тюркских и армянского, греческого и латинского языков.


                Если говорить о тюркско-индоевропейских лексических соответствиях, то во многом эта область языкознания остается все еще в достаточной степени неизученной. Результаты исследований, проведенных графоаналитическим методом, позволяют посмотреть на взаимоотношения индоевропейских и тюркских языков в новом ракурсе. Предлагаемая здесь работа является только первым шагом такого подхода и, безусловно, какая-то часть приводимых тюркско-индоевропейских соответствий случайна. Но автор посчитал своим долгом привести также и сомнительные случаи, ибо лучше принять к рассмотрению все возможности, нежели сразу отбросить что-нибудь интересное или даже важное. Несомненно, в тюркских и индоевропейских языках присутствует определенное количество корней, которые можно отнести к общему ностратическому наследству с тех времен, когда древние предки тюрков и индоевропейцев населяли соседние ареалы в междуречье Куры и Аракса в Закавказье.
                Контакты между древними тюрками и древними индоевропейцами продолжились и после переселения обоих этносов из Закавказья в Восточную Европу. Ближайшими соседями тюрок на территории Восточной Европы были протоармяне. Соответственно, в армянском языке слов тюркского происхождения было обнаружено довольно много, хотя, очевидно, далеко не все. Через древнеармянский часть тюркских слов попала даже в древнегреческий. Ниже приводятся тюркизмы в армянском языке, которым иногда есть соответствия в греческом и латинском.


                арм. ałtiur “сырая низина, луг, болото” – тур., тат., карач., балк. alt “низ”, “нижний” и др.
                арм. aŕu “канал” – расп. тюрк. aryk “арык”.
                арм. acux “уголь” – сп. тюрк. o:ž'ak “печь” (чув. vučax, тур. ocak и др.), кроме того, туркм. čog, тур. şövg, каз. šok, узб. čůg “раскаленные уголья” и др.
                арм. alap’ aŕnem “грабить” – чув. ulap “исполин”, д.-тюрк. alp, тат alyp и др. “герой, богатырь”, тур. alp “герой”, "смелый".
                арм. alik’ “волна”, “вал” (другое значение “седая борода, седые волосы”, Гюбшман связывает между собой оба значения, что неубедительно), гр. αλοζ “борозда” – тур. oluk, гаг. xolluk, чув. valak “желоб” карач., балк. uuaq “волнистый”.
                арм. antaŕ “лес” – гаг. andyz “кустарник, роща”, тур. andız "девясил". Похожие слова есть также в других тюркских языках, но все они обозначают разные растения. Только в армянском и гагаузском они имеют значение «лес».
                арм. atkhi “нога” – общетюрк. ajaq/adaq “нога”.
                арм. çŕuk “морда”, гр. γοργοσ “страшный” – туркм. gorky “страх”, тур. korku “страх”, гаг. korku “страх” и др.;
                арм. çup “палка” – расп. тюрк. čybyk „прут”.
                арм. garš-i-m “брезгать, гнушаться” – туркм. garšy, гаг. karšy, тур. karşi, чув. xirěs “против”.
                арм. gjuł “село” – гаг. küü “село”
                арм. goř “ягненок” – расп. тюрк. gozy/kuzy “ягненок”.
                арм. hełg “ленивый” – общ. тюрк. jalta/jalka “ленивый” ( карач., балк. jalk, чув. julxav, тат. jalkau, каз. žalkau и др.)
                арм. ji, гр. ιπποσ “конь”, лат. equa, рум. iapa “кобыла” – общ. тюрк. jaby, jabu “конь”, туркм. jaby, чув. jupax. В армянском языке в интервокальном положении звук р исчезает. Хюбшман связывает арм. слово с скр. haya “конь”, фонетически отстоящее далеко.
                арм. kamar “свод”, гр. καμαρα “сводчатое помещение”, лат. camurus “искривленный, сводчатый”, camerare “образовывать свод” – тур. kubur “футляр, труба”, узб. диал. qumur , каз. диал. quvyr “труба печная”. Очевидно, турецкие слова являются дериватом от köpür “мост” (см. ниже).
                арм. kamurj’ “мост”, гр. γαφυρα “плотина, мост” – общ. тюрк. köpür “мост” (чув. kěper, карач., балк. köpür, тат. küper и др.). Сэр Джерард Клоусон предполагает происхождение тюркского слова от корня köp- «пениться, кипеть», что совершенно неубедительно. Возможно, сюда же можно отнести армянское, греческое и другие индоевропейские слова со значением “козел” (лат. caper, кельт. caer, gabor и др.) Позднее в некоторых германских языках появились слова со значением, близким к значению мост, но уже заимствование из латинского (гол. keper, нем. Käpfer “головка балки” и др.)
                арм. sta-na-m “покупать” – чув. sut “продавать”, тур. satın “покупка”, балк., карач. satyb “покупка” и др.
                арм. šeł “косой”, гр. σκολιοσ “кривой” – чув. čalaš “скос, наклон”, тат. čulak, тур. çalık “кривой”.
                арм. tal, гр. γαλωσ, лат. glos „невестка“ – тюрк. gelin „невестка“.
                арм. tarap’ “ливень” – чув. tapăr “водопой”.
                арм. tełi “место” – чув. těl “место”.
                арм. t'uk' “слюна” – туркм. tüjkülik, карач., балк. tükürük “слюна”, гаг. tükürmää“плевать” и др.
                арм. thošel “летать” – тюрк. düš- “падать”.


               Не все тюркизмы сохранились в армянском языке, а некоторые еще не обнаружены, поэтому есть группа тюркских корней, присутствующих только в греческом языке. Нет сомнения, что для части из них со временем могут быть найдены соответствия и в армянском. Отдельной группой среди греческо-тюркских лексических соответствий стоят греческо-чувашские, которые происходят с более позднего времени. Древние булгары, пребывая в Причерноморье на протяжении длительного времени, заимствовали из греческого определенное количество слов, но для них армянские соответствия необязательны. Они поданы в том же списке.


                гр. αγροσ, лат. ager , нем. Acker “поле” – тюрк. ek- (чув. ak, akăr) “сеять”. Фриск считает индоевропейские слова заимствованными .             гр. αιτεω “просить, требовать” – чув. vitěn “умолять”, тур. ötünmek "просить, хлопотать", д.-тюрк. ajit- “спрашивать” и др. Фриск не дает надежной этимологии слова.
                гр. ακακια, лат. acacia; “акация” – общ. тюрк. agač “дерево”. Фриск считает греческое слово "чужим".
                гр. αλφι “ячмень”, αλφη “ячменная крупа” – общ. тюрк. arpa “ячмень”.
                гр. αμα “лекарство” – общ. тюрк. em- “лекарство, лечить” (туркм., гаг., тур. em).
                гр. αραχνη, лат. araneus "паук" – чув. erešmen, гаг. örümžäk, аз. hörümčək "паук". Фриск стает возможным родство с αρκυσ “сеть”, не имеющее надежной этимологии.
                гр. αρωμα "запах" – тюрк. aram/erem (чув. erĕm ) "полынь". См. также чув. armuti. Фриск отмечает слово как “необъяснимое”.
                гр. αρσην “человек” – чув. arçyn “человек”. Имеются идентичные, по Фриску, иранские слова ав., др.-перс. aršan- , похожее слово есть также и в армянском – aŕn (из древнего arsn). Однако, судя по фонетике, чувашское слово было заимствовано из греческого.
                гр. αρταω “вешать, развешивать” – чув. urtăn “виснуть”, тур. тат., каз. art- «навешивать» и др. Фриск считает греческое слово производным от αειρω, что сомнительно. Это заимствование из тюркского.
                гр. δεω “связывать” – общ. тюрк. düv- “узел” (туркм.düvün, чув. těvě и др.). Фриск связывает греческое слово с др.-инд. ditá- "связанный".
                гр. ηθμοσ “сито, решето” – чув. атма “сеть для ловли рыбы, птиц”. Фриск не дает надежной этимологии греческому слову, но оно происходит от ηθεω "просеивать через сито". Очевидно чувашское слово заимствовано из греческого.
                гр. κηλησισ “чарующая сила” – чув. kělě “молитва”. Сомнительная параллель.
                гр. κηροσ “воск, соты” – чув. karas “соты”. Источник заимствования в чувашский неизвестен, поскольку корень слова индоевропейского происхождения и присутствует во многих языках.
                гр. κορβανοσ "храмовая сокровищница" – чув. kărman "кузов".
                гр. λακκοσ, лат. lacus, ирл. loch и др. “яма, лужа, озерцо” – чув. lakăm “яма”,
                гр. λισγαριον (λισγοσ) “мотыга” – крым.-тат. ülüskär, каз. lesker “мотыга” . Фриск не находит надежного объяснения слову.
                гр. μηκον “мак” – чув. măkăn’ “мак”.
                гр. παλτον “копье, дротик” – общ. тюрк. balta “топор”.
                гр. παστη “тесто” – карач., балк. basta “каша”.
                гр. πυργοσ “башня”, лат. burgus “замок, башня” – д.-тюрк. barq “дом, строение”, чув. purak “(цилиндрический) короб”, герм. *burg (нем. Burg “бург, город), алб. burg “тюрьма”. Фриск считает возможным заимствование греческого слова из германских. Очевидно, к этому корню можно отнести распространенное во многих языках слово барак неясного происхождения.
                гр. πυροσ “пшеница”, лит. pūraĩ "озимая пшеница", рус. пырей – чув. pări “полба”. Слово индоевропейского происхождения. Источник заимствования в чувашский неизвестен.
                гр. σακκοσ “мешок”, лат. saccus “мешок”, – чув. sak “верша”, укр., рос., сак “рыболовная снасть в виде мешка” и др. славянские слова этого типа.
                гр. σαρδινη “сельдь” – чув. çărtan “щука”.
                гр. θαλασσα “море” – распр. тюрк. talaj, talaš “море”.
                гр. υλη “лес” – чув. ulăx “заливной луг”.
                гр. φιλεω “любить” – чув. pĕl “знать, уметь, обращать внимание, чувствовать”.”.
                гр. χαρτησ “папирусная карта”, лат. carta “бумага, лист” – чув. xărta “латка”. Фриск отмечает слово как неясного происхождения.
                гр. χολη “желчь” – чув. xăla “буланый” (светложелтый). Слово индоевропейского происхождения, но греческая форма наиболее близка к чувашской.
                гр. χορτοσ “загон, изгородь”, лат. hortus “сад”, герм. gardon “сад” – чув. karta “изгородь, ограда”.


                С третьего тысячелетия до н.э. часть древних тюрок, известных как носители культуры боевых топоров и шнуровой керамики, переселилась на Правобережье Днепра и далее в Центральную Европу. Нам неизвестно, сколько и какие именно из тюркских племен перешли Днепр. Точно известно лишь, что большая часть из них ассимилировалась среди индоевропейцев и доиндоевропейских аборигенов. Только одно тюркское племя, а именно племя древних булгар сохранило свою этническую идентичность. Первыми, с кем тюрки вступили у языковой контакт на Правобережье, были носители трипольской культуры. Очевидно какие-то слова из языка трипольцев сохранились в языке современных чувашей, которые являются потомками древних булгар. Кроме того, древние булгары должны были иметь в те времена контакты с древними хеттами, италиками и иллирийцами. С того времени и происходят найденные лексические параллелизмы в латинском и чувашском языках. Естественно, что в приведенных примерах больше всего чувашских слов:


                лат. abbas “аббат” – чув. apās “жрец”. В этимологическом словаре латинского языка (Walde A.1965). это слово не рассматривается и считается заимствованным через греческий из арамейского (abbā "отец"), Сначала якобы это слово употреблялось в молитвах в значении "мой отец" (Kluge Friedrich. 1989, 7). Однако чув. апăс "жрец", которое происходит от древнего тюркского слова для обозначения близких родственников и в том числе отца (aba/apa), как источник заимствования должно иметь преимущество, ибо при заимствовании из арамейского и употреблении в молитвах слово abbās должно было бы использоваться при обращении к Богу, а не к Его служителям.
                лат. alga “водоросль”, норв. диал. ulka “тина” – чув. jălma “тина, ил, слизь”. Корнилов ставит в параллель также чув. jylxa "протока".
                лат. amicuc “друг”, amō “люблю” – чув. диал. ami “друг”, „брат”. Латинское слово считается заимствованным из незвестного языка (W.);
                лат. arca “ящик” – чув. arča “сундук”. Латинское слово происходит от arceō “закрываю”, родственное греческому αρκεω “сберегаю” (W.);
                лат. artemisia “полынь” – чув. armuti “полынь”. Нем. Wermut “полынь” тоже сюда. В этимологическом словаре латинского языка это слово не рассматривается.
                лат. cama “короткая доска, нары, полка” – чув. khăma “доска”. Латинское слово считается заимствованным из кельтоиберских.(W.);
                лат. candēre "быть раскаленным", гр. κανδαροσ "раскаленные угли, жар" и др. и.-е. – чув. кǎнтǎр "полдень, юг".
                лат. casa “домик, хижина” – чув. kasă “улица”, ранее имело значение “поселение”. Латинское слово относят к словам распространенного корня kat- со значением “дом”;
                лат. caudex, cōdex “ствол, пень” – тур., гаг. kütük “ствол, пень”. Считаетсяся, что латинское слово является производным от cūdere “бить” (W.);
                лат. cicuta “цикута” – чув. kiken “чемерица”. Оба растения ядовиты. Латинское слово не имеет убедительных и.-е. параллелей (W.);
                лат. cito “быстро” – чув. xytă, карач., балк. qaty “быстрый”. Считается, что латинское слово происходит от ciēre “двигать, побуждать, волновать” (W.);
                лат. Cocles, буквально, “кривой, одноглазый” – чув. kuklek “кривой”/ Латинское слово не имеет надежной этимологии, возможно заимствовано из греческого (W.);
                лат. cupa “ведро, бочка” – тур., турк. kova, чаг. qopa и другие подобные “ведро”. Индоевропейские слова подобного значения не совсем соответствуют фонетически (см. W. );
                лат. cura “забота” – чув. xural “охрана”. Связи латинского слова сомнительны (см. W.);
                лат. cursarius “пират” – чув. xarsăr “смелый”, карач., балк. ğursuz “злой”, тур. hırsız “вор” и др. Латинское слово считается производным от currare “бежать”, что кажется сомнительным;
                лат. delirium “бред” –чув tilěr, тат. tile “сумасшедший”. Латинское слово не имеет этимологии (W.);
                лат. fàbula “сплетни” – чув. pavra “болтать, говорить”. Латинское слово не имеет близких параллелей в индоевропейских языках, но считается, что оно происходит от и.-е. *bha- “говорить” (W.);
                лат. * falterna растение семейства кирказонових (Aristolochia) – чув. věltěren “крапива” (Urtica Gen) – латинское слово реставрировано Мейером-Любке на основании французского fauterne и старопровансальского fauterna с примечанием “Woher?” (откуда?). Можно предполагать древнебулгарское происхождение слова;
                лат. farnus “ясень” – чув. věrene “клен”. Предполагаемое этрусское происхождение слова необоснованно (W.);
                лат. faux “горло” – гаг. buaz кирг. buvaz, тур., каз., карач., балк. boğaz и др. “горло, глотка”. Латинскому слову надежных параллелей в индоевропейских языках нет (W.);
                лат. finis "конец, предел" – чув. pinĕš "тысяча";
                лат. homo “человек, мужчина, муж” – позаимствованное у италиков слово предки чувашей впоследствии утратили, но его следы сохранились во второй части чув. păjaxam “деверь”. Первая же часть слова означала “сестра”. Оно тоже утрачено в чувашском, но имеется в других близкородственных тюркских языках: туркм. bajy, “сестра мужа”, тур. bacı “сестра”. В целом слово расшифровывается как “муж сестры”, но деверь – это брат мужа. Такое несоответствие объясняется тем, что отношение родста одного и того же человека может быть разным в зависимости от стороны родства, что нередко приводит к изменению смысла одного и того же слова.
                лат. ius, iuris 1. право – чув. jărăs “прямой”, тур. yasa “закон, устав”, карач. džoruq «закон» и др. Отнесение латинского слова к индоарийским словам со значением “здоровый, священный” (др. инд. voh ) очень сомнительно (див. W).
                лат. ius, iuris 2. суп, уха – чув. jaška – общее название первых блюд, juškăň «ил, тина». Отнесение латинского слова к и.-е корню iūs “умножать” выглядит сомнительным (см. W.)
                лат. lacūna “болото, углубление, провал” – чув. лакăм “яма”. Латинское слово относится к и.-е корню *lacu “влажная низина” (W.)
                лат. lama “болото” – чув. lăm “влага, сырость”. Латинское слово связывается с лтш. lāma “низкое место, лужа”, лит. lama “низкое место на поле”, болг. лом “яма, погреб” (W.)
                лат. mactare, macto “прославлять”, “приносить в жертву” – общ. тюркское (туркм. magtamak, чув. muxta карач., балк. maxtarğa, узб. maqtamoq “хвалить”, якут. maxtan “благодарить” и т. д. Надежной этимологии латинскому слову нет, предполагается его происхождение от magnus “великий” (W.)
                лат. mel“мед” – тюрк. ba:l “мед” представлено в гагаузском, турецком, казахском, узбекском , киргизском и др. языках. Сэр Джерард Клоусон (Gerard Clauson) пишет в своей работе: «Общепринято, что это слово (тюркское – В.С.) является очень ранним заимствованием из какого-то индоевропейского языка, которое можно датировать периодом когда m было неприемлемо в начале слова и поэтому заменялось на b. Самой близкой параллелью является лат. mel; санскритская форма – madhu». Однако санскритская форма принадлежит к индоевропейскому корню *medhu (см. Pokorny). Гр. μελι «мед» и др. подобные слова, имеющиеся в германских, кельтских, армянском являются лучшими соответствиями, однако происхождение этого слова определить сложно.
                лат. ordo “ряд”, “порядок”, “боевой порядок”, “отряд” – общ. тюркское orda «армия» (туркм., каз. orda, чув. urta тур., аз. ordu и др.) Латинское слово может быть отнесено к и.-е. *ar- “связывать, определять”. В таком случае это древний ностратический корень.
                лат. pandura "трехструнная лютня" – чув. păntăr-păntăr – подражание бренчанию, треньканью струн, păntărtat – 1. бренчать, тренькать, издавать бренчащие, тренькающие звуки (о струнных инструментах), 2. трещать, грохотать (о барабане)
                лат. publikare “публиковать” – чув. puple “толковать, разговаривать, беседовать”.
                лат. pudis “вошь” – общ. тюрк. bit “вошь” (чув. pyjta, остальные – bit/pit). В этимологическом словаре латинского языка это слово не рассматривается.
                лат. pūris “гной” – чув. pür “гной”. Слово индоевропейского происхождения (*pu- “гнить”);
               лат. quattuar “четыре” – Chuv tăvattă “четыре” в такой форме позаимствовано у италиков (в остальных тюркских языках – dört/tört).
                лат. Roma «Рим» - чув. uram, кар. oram “улица”. Не исключено происхождение название города от “малоазиатского” *rōme “деревня”. Как известно, Рим развился из одной улицы (см. W.);
                лат. saliva “слюна” – скорее всего позаимствовано из тюркского (чув. sěleke, туркм. selki, тат. silegej и др. “слюна”), а не родственно кельтским словам отдаленного значения и формы (напр. др.-ирл. sail). См W.;
                лат. sapa “сок”, сев.-герм. safe и другие подобные германские “сок – чув. săpăkh “сочиться”. Индоевропейские слова не имеют удовлетворительной этимологии (см.W.);
                лат. sarda, sardina “разные виды рыб” – чув. çărtan “щука”;
                лат. scopula “метла” – чув. šăpăr “метла, веник”;
                лат. sĕrra “пила” – чув. sĕr “тереть, пилить”.
                лат. sollicitare “трясти” – общ. тюрк. (чув. sille, туркм. selkildemek, тур. silkmek и др. “трясти”). Считается, что латинское слово происходит от ciēre “двигать, принуждать, волновать” (W.), что фонетически небезупречно.
                лат. taberna “трактир” – чув. tăvar “соль”. Как уже отмечалось в предыдущих работах (Стецюк Валентин, 1998, 57), для булгар соль была основним предметом экспорта и поэтому приобрела значение „товар”. В армянском языке tavar означает „овца” и „стадо овец”, в тюркских языках ему соответствуют tuuar „стадо”, тур. tavar „имущество”, „скот”, балкар., кр. тат. tu’ar „то же” Во многих иранских языках есть слова tabar/ teber/tevir „топор”, в то время как в финно-угорских слова этого корня имеют значение „ткань” (саам. tavar, мар. тувир, хант. tàgar). Все это вещи, которые были предметами обмена и торговли. Латинское слово *taber неизвестного значения исчезло, но остался дериват taberna, происхождение которого выводится из trabs “балка, брус”, что неубедительно. Точно так же неубедительно заимствование из этрусского языка (W.)
                лат. (сабинское) teba “холм, горка” – общ. тюрк. (чув. tüpe, тур. tepe, каз. töbe и др. “гора, вершина”).
                лат. tergus “зад” – чув. tĕrke “узел, моток, охапка”.
                лат. torta “круглый, витой хлеб” – чув. tărta “вить, мостить гнездо”. Латинское слово не имеет надежной этимологии (W.)
                лат. torus “возвышение” – чув. tără “вершина”. В этимологичном словаре латинського язика слово в таком значении не рассматривается (W.)
                лат. tuba “труба” – чув. tupă “пушка”.
                лат. ūsus, ūtor “польза, использование, обычай” – чув. usă “польза”. Индоивропейские параллели многочисленным латинским словам этого корня сомнительны (W.)
                лат. vacca “корова” – чув. văkăr “бык”. В украинском языке имеется слово вакар “пастух крупного рогатого скота”. Оно считается заимствованным их румынского văkar “то же”, которое происходит от лат. *vacarius, связанного с лат. vacca (Мельничук О.С. 1982, 321). Лат. vacca связывается с др.-инд. vasa “яловая корова” (W.);
                лат. vallis “долина” – чув. valak “желоб”.
                лат. vapor “пар, дым, огонь” – чув. Vupăr “нечистый дух”.
                лат. vetare “не позволять, запрещать, противоречить” – чув. vit “крыть, оберегать, одолевать”.
                лат. villa “загородный дом” – чув. vělle “улей”.
               лат. virga “ветка, прут” без соответствий в других индоевропейских языках (см. W.) – др.-тюрк. bergä “розги, прут, хлыст”, хаккани, уйгурский berge “кнут”. Джерард Клоусон (Gerard Clauson) пишет: «Предполагается, что это заимствование из латинского virga ‘прут, палка’ принятое через посредство среднеперсидского, но не видно никаких следов этого слова персидском, и теория необоснованна». Сюда же относится венг. virgácz “прут, розга”, заимствование которого из латинского сомнительно. В таком случае, к ним можно сопоставить венг. virgone “проворный, юркий, живой”, которому есть соответствие в чувашском – virkěn “мчаться”. Очевидно, это странствующее слово, следы которого в разных, но близких значениях можно обнаружить во многих языках (напр, эрзя verka “быстрый”, рус. бирка и другие подобные славянские со значениями “прутик”, “сережка дерева” и др., нем. Birke и другие подобные германские “береза”, венг. virag “цветы”, курд. wurg “живой”). Если носители трипольской культуры были семитами, то первоосновой всех этих слов может быть слово близкое к ар. firh и др.-евр. perax “цветок”. Тогда лат. virgō “девственница” неясного происхождения (W.) следует отнести сюда же (ср. "дефлорация").
                лат. vulgus, volgō, vulgus “народ”, “стадо”, “толпа”, лат vulgaris “обычный, простой” – чув. pulkkă “стадо”, “стая", "толпа”, булгары – название одного из тюркских племен, нем. Volk, анг. folk, "народ", др.инд. vargah "группа", несколько кельтских слов и этноним вольки тоже относятся сюда (W.)


    Литература


               Мельничук О.С. (Ред.) 1982-1989 – . Етимологічний словник української мови. Київ.
                Наделяев В.М., Насилов Д.М., Тенишев Э.Р., Щербак А.М. 1969. Древнетюркский словарь. Ленинград.
                Фасмер Макс. 1964-1974. Этимологический словарь русского языка. Москва. «Прогресс».
                Clauson Gerard, Sir (1972). An Etymological Dictionary of Pre-Thirteenth-Century Turkish. Oxford.
                Frisk H. (1970). Griechisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg.
                Hübschman Heinrich ( 1972). Armenische Grammatik. Erster Teil. Etymologie. Hidelsheim – New York.
                Kluge Friedrich (1989). Etymologisches Wörterbuch der deutschen Sprache. Berlin – New York.
                Meyer-Lübke W. (1992). Romanisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg.
                Pokorny J. (1949-1959). Indogermanisches etymologisches Wörterbuch. Bern.
                Walde A. (1965). Lateinisches etymologisches Wörterbuch. Heidelberg.




    Free counter and web stats             Rambler's Top100                        

                            Счетчик посещений Counter.CO.KZ                                    

    Сайт управляется системой uCoz