Четверг
29.06.2017
08:28
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Иранская топонимика




                Среди топонимики предполагаемой иранской принадлежности с наибольшей долей уверенности можно говорить о курдской, которая представлена иногда более-менее четкими скоплениями, что может подтверждать ее происхождение. Остальные случаи носят вероятностный характер. Список топонимики иранского происхождения в процессе исследований дополняется и исправляется, что требует постоянной корректировки иллюстративных карт и это довольно кропотливая работа, которая также вредит их качеству. В связи с этим новые дополнения и удаление случайных совпадений будет делаться на карте в системе Google Map (скриншот карты см. ниже). В случае необходимости именно она будет иметься в виду, поэтому рекомендуется при чтении пользоваться этой картой



    Скриншот карты иранской топонимики
    На карте красными точками обозначены границы общеиранской территории. На ней выделена салатным цветом прародина курдов. Курдские топонимы обозначены розовыми знаками. Отдельно оранжевыми обозначены те, которые содержат в себе слово "майдан". Коричневыми знаками обозначены топонимы предполагаемого афганского происхождения. Остальные топонимы возможной иранской принадлежности обозначены салатным цветом.
    Скриншот карты иранской топонимики
                При анализе непрозрачных топонимов Украины оказалось, что около 250 из них могут иметь курдские корни, и более всего их находится на территории Хмельницкой, Винницкой и Тернопольской областей (48, 44 и 38 единиц соответственно). На самой прародине курдов в междуречье Верхней Десны и Верхней Оки, а также в прилегающих районах имеется только несколько топонимов предположительно курдского происхождения. В приведенном ниже списке могут быть случайно созвучные слова, но есть и довольно убедительные толкования:
                с. Атюша на СВ от г. Батурина Черниговской обл. – курд. ateş “огонь”;
                р. Берюшка, лп Клевени, пп Сейма – курд. birûsk “молния, гроза”;
                с. Воргол на реке Ворголке, пп Клевени, пп Сейма – курд. war“место”, gol “озеро”; село, действительно, расположено на берегу озера; происхождение от морд. вирь «лес» и кольгомс «течь» (Янко М.П., 1998, 90) весьма сомнительно по фонетическим причинам;
                г. Замглай и р. Замглай, впадающей в Десну выше Чернигова - курд. zong "болото" и leyi “поток, ручей”. Вблизи этих мест имеется одна из крупнейших болотных систем Украины, поэтому толкование названия следует считать удачным;
                р. Зван, проток между Клевенью и Сеймом, созвучно с названием рек Жван и Жванчик на Западной Украине – курд. jwan “свидание, встреча” или cwan "красивый";
                с. Кербутовка северео-западнее Конотопа – курд. ker "глубокий"", kêr "нужный", bût, pût "идол";
                р. Навля, пп Десны – курд. newal “овраг”;
                р. Рессета, пп Жиздры, лп Оки – несмотря на хорошее фонетическое соответствие сомнительно для названия реки словосочетание курд. reş “черный”, setî “подлость”; можно рассматривать еще курд. reş-în “брызгать” и ta “нить”;
                р. Реть, лп Десны, р. Ретик, пп Рети – курд. rêtin “лить”;
                р. Тим, пп Сосны, пп Дона и село в верховьях реки – курд. tim “сторона”;
                р. Харасея, пп Свапы, пп Сейма – курд. xarû “чистый”, eşîya “вещь”, xur “быстрое течение”; общ. ир. xur, xor “солнце” и saia “сиять”.
                с. Чепелевка севернее Старого Оскола – курд. çepel “грязный”.
                р. Эсмань, пп Рети, лп Десны, р. Эсмань, пп Клевени, пп Сейма, р. Осмонь, пп Свапы, пп Сейма – курд. e’sman “небо”.
                На прародине осетин в бассейне Сожа можно отметить лишь такие соответствия: р. Сож – осет. soj «жир, сало», р. Реста, пп. Сожа – осет. rast «прямой».
                В согдианском (ягнобском) ареале между Десной и Ипутью ничего релевантного не найдено, но и использованный словарь ягнобского языка довольно беден.
                Ареал, ограниченный реками Сеймом, Десной, Днепром и Пслом (возможно Сулой) мы определили как прародину афганцев. Тут или вблизи имеются такие топонимии, которые могут иметь не просто иранское, а именно афганское происхождение:

                с. Шаболтасовка на юго-запад от Новгорода Северского – афг. šabel "острие" и перс. tus “береза”. К афг. šabel "острие" можно отнести и название села Шабалинов южнее Шаболтасовки. Возможно, что от афганского слова происходит и слово сабля, имеющаяся в многих языках, происхождение которого считается темным;
                г. Нежин – афг. nix.an, перс. nišan “знак, признак”; относятся ли сюда топонимы Унеж, Униж (Янко М.П., 1998, 244-245), которые могут иметь совершенно другое происхождение, неясно;
                с. Варва на реке Удай юго-восточнее Прилук – афг. vavra “стервятник”; предлагается также происхождение от слав. корня вар «кипеть» (Янко М.П., 1998, 65);
                р. Тарапунька, пп Лютеньки, лп Псла – название речушки можно переводить как “Черный гриб”, поскольку во всех иранских языках tar(a) означает “черный”, а pongo, ponka, fank – любой круглый предмет. Ранее это слово означало просто “гриб”, и оно в этом значении присутствует в многих языках (кроме иранских также лат. fungus, морд. панга и др.), однако только иранское слово хорошо подходит для его обозначения.
                c. Келеберда на левом берегу Днепра напротив Канева и рядом с Комсомольском – фонетически хорошо подходят курд kele “голова”, berd “камень”, однако, скорее всего, нужно искать определение к афг. kālə “дом”. Лучше всего по смыслу подошло бы слово для названия камня, подобное курдскому berd, но оно пока не обнаружено, хотя в персидском такое слово есть (bärd). В афганском есть berta “назад, обратно” и bertaraf "отдельно, в стороне", поэтому название сел можно понимать как "отельное поселение". Происхождение от лат. callibertus «вольноотпущенный» (Янко М.П., 1998, 65)выглядит абсолютно безосновательным;
                В других ареалах общеиранской территории тоже можно найти топонимы предположительно иранского происхождения, но определенной системы в их распространении нет. Частая смена населения приводила к утере старых названий или, в лучшем случае, способствовала перенесению их с одного объекта на другой. Уверенно говорить об иранских топонимах можно только в отдельных случаях.
                Под Золотоношей Черкасской обл. есть река Ирклей, лп Днепра и с. Ирклеев на ней, а почти напротив в Тясмин, пп Днепра впадает другой Ирклей. Обе реки текут в оврагах, поэтому курд. erq “яр, обрыв” и leyi - “ручей” подходят к природным условиям очень хорошо. Это ареал афганцев, но ни в афганском, ни в других иранских языках подобных слов не обнаружено. Название села Шенгуры, расположенное недалеко от Кобеляк Полтавской области, можно связывать не только с курд. şengari "хороший" или с афг. šəngara "девушка, которая убежала, чтобы выйти замуж за любимого”, но также с другими похожими словами языков финно-угорской семьи (напр. мокша сянгяря «зеленый»). Само же село расположено в ареале формирования древнего персидского языка. В такой ситуации могут быть разные варианты. Не выявлено ли подобное слово в персидском языке, или ареалы формирования отдельных иранских языков определены неточно, или село основали иранские переселенцы из более северных ареалов и дали ему свое название, или это слово финно-угорского происхождения, поскольку мордва-мокша одно время заселяла эти места? Возможные и совсем неожиданные объяснения. В ситуации, когда статистический материал очень беден, делать далеко идущие объяснения рисковано. Ниже даны несколько примеров.
                г.г. Балаклея в Харьковской и Черкасской областей, село Полтавской области. Первая часть слова – курд. belek “белый”, leyi - “ручей”; однако скорее всего этот топоним происходит от укр. балаклій “болтун”.
                г. Мерефа в Харковськой обл. – общ. иран. mar- /mer- «мертвый, умирать» и перс. afy «змея».
                с. Мурафа неподалеку Богодухова Харковской обл. – mor/mur/mar и afi/api в иранских языках имеют одинаковое значение “змея”.
                р. Обеста, лп Клевени, пп Сейма. Для объяснения ее названия подходит общеиранское ab, ob “вода”, однако не хуже подходит лит. upe «река» (Янко М.П., 1998, 253).“болтун”.
                saw, перс sovejda "черный"; ср. Тара;
                р. Тара, лп Сева, лп Неруссы, лп Десны – общ. иран. tar- "темный"; ср Сев.
                р. Тускарь, пп Сейма и неподалеку озеро того же названия – перс. tuska “ольха”.Названия рек и водоемов типа Ольховка типичны;
                На Правобережной Украине топонимы курдского происхождения концентрируются главным образом в Хмельницкой области и прилегающих районах Тернопольской и Винницкой областей на мало залесённой территории с черноземными почвами, которая ограничивается на юге Днестром, а на западе и севере четко выраженными лесными массивами, что хорошо видно на карте лесов Украины в первом тысячелетии н. э. (Генсірук С.А. 2002). Как видно на карте, границей западного лесного массива является Золотая Липа, а далее полоса лесов тянется от Золочева на северо-восток до Кременца, а потом идет на восток через Шепетовку на Житомир. На востоке лесной массив теперь выражен менее четко, но территория южнее Винницы и Хмельницкого значительно более покрыта лесами, чем Тернопольщина и западная часть Хмельницкой области.

                При переселениях в залесенную местность курды, очевидно, отыскивали для поселения открытые участки леса, называемые ими словом "майдан". Это подтверждают многочисленные села Украины и Польши под названием Майдан (или содержащие это слово в названии), которые расположены на открытых участках лесной местности. В украинском языке оно означает не только «площадь», но и «низина, окруженная лесом», а в русском – «лесная поляна». Считается, что это слово позаимствовано из тюркских языков (Мельничук А.С., 1989, 361), но нет исконных тюркских слов с начальным m, они либо заимствованы, либо происходят от первичного b. Несомненно, тюрки позаимствовали это слово у иранских народов, в языках которых имеется слово majda "маленький, мелкий", производным от которого и может быть majdan. Однако нужно кметь в виду то, что в силу распространенности слова не все населенные пункты с таким названием могут иметь иранское происхождение.


    Курдская топонимика на Правобережной Украине (обозначена черным цветом). Красными стрелками маркируются пути миграций древних курдов с прародины на Подолье и далее причерноморские степи.

                Коротко остановимся на рассмотрении некоторых топонимов, которые были зафиксированы на указанной территории. В Тернопольской и Винницкой областях имеется несколько населенных пунктов с основой джурин, есть также река Джурин, лп Днестра, и это дает нам основание допускать происхождение этих названий от курд. çoran “течь”. Другой левый приток Днестра Барыш с медленным течением может происходить от курд. bariş “спокойный”. Такое же название имеет село на берегу реки. Еще у нескольких сел названия совпадают с названиями ближайших рек или ручьев. В Хмельницкой области есть села Баглаи, Буглаи и Баглайки. Эти названия могут происходить от курд. beq “лягушка” и leyi “ручей”. Подходит и афг. buglaj “цапля”, но других топонимов, которые бы могли иметь афганское происхождение, на Правобережье не обнаружено.
                В Хмельницкой и Винницкой областях есть две реки Жван, а также Жванчик и несколько сел такого же названия. На курдском языке jwan (жван) означает “встреча, свидание”. Фонетическое соответствие полное, но сомнительна мотивация названия. Лучше подходит курд. cwan (джван) “красивый”. Так же не совсем ясной может быть мотивация названия речки Серет, у которой в истоках имеются притоки Серет Правый и Серет Левый, в который впадает еще и Серет Малый. Курд. sereta “начало” не совсем подходит для названия реки, но на противоположном от истоков Серета конце, на периферии всей курдской территории есть, по крайней мере, три села с названием Китайгород, которое может иметь значение “крайнее, пограничное поселение” от курд. kutayî “окончание, конец”. Правда, жители Китайгорода в Каменец-Подольском районе Хмельницкой области считают, что его название означает «плетеный город», неясно почему. С другой стороны, название Серета может быть фракийским (serita) от индоевропейского корня *ser- «течь» (Янко М.П. 1998, 117). Однако в курдском языке есть еще слово siret „путь”, которое тоже может подойти для названия реки. Названия сел Нараев, Нараевка в Тернопольской, Хмельницкой и Винницкой областях можно понимать как “семейный очаг”, поскольку курд. nar – “огонь”, а e'yal “семья”.
                Некоторые ученые считают название города Жмеринка производным от этнонима "киммерийцы". М. Фасмер считает такое объяснение неубедительным (Фасмер Макс, 1967, Т2, 58), но учитывая другие факты оно выглядит правдоподобным, тем более, что в современной курдском языке есть достаточно много слов, подобных этому топониму, например gemaro "осада ", qemer "месяц" и др. Неподалеку от Жмеринки протекает река Мурафа, этимология названия которой рассматривалась выше, правда, в курдском языке найден аналог только для первой части. Апеллятив "змея" для названия реки очень подходит.
                Подробное рассмотрение всех возможных топонимов курдского происхождения тема отельного исследования, поэтому представим только еще несколько примеров:
                с. Базниковка, на юго-запад от Козевой Тернопольской обл. – курд. baz “сокол”, nikul “клюв”;
                с. Балакири, восточнее Городка Тернопольской обл. – курд. bala "верх", kûre “костер, печь”;
                с. Башуки у истоков Горини – курд. başok “ястреб-перепелятник”;
                с. Гермаковка, на юго-восток от Борщева Тернопольской обл. – курд. germik “теплое место”;
                с.с. Дедеркалы Большие и Дедеркалы Малые за околицей Кременца Тернопольской обл. – курд. dederi "бродяга", kal “старый”;
                с. Джулинка, на северо-восток от Бершади Винницкой обл. – курд. colan “колыбель”;
                сс. Зяньковцы в Хмельницкой и Винницкой областях – курд. zang "овраг";
                с. Калагаровка, на юго-восток от Грымайлова Тернопольской обл. – курд. qal “разжечь”, agir “пламя’;
                с. Киликиев, на северо-восток от Славуты Хмельницкой обл. – название села похоже на название горной страны Киликия в юго-восточной части Малой Азии неподалеку от современных поселений курдов вдоль горного кряжа Тавр, название которого может происходить от курд. tawer "скала"- курд. kelek “паром”, keleke “куча”;
                с. Кокошинцы, севернее Гримайлова Тернопольской обл. – курд. kok “жирный”, "суп";
                с. Кокутковцы, на северо-запад от Тернополя – курд. ko “кривой”, kutek “дубина”;
                с. Колыбань, на восточной околице Хмельницкого – курд. kol “куст”, banî "гора";
                с. Михиринцы, на северо-восток от Волочиска – курд. mexer “руины”;
                с. Мухаров восточнее Новограда-Волынского – курд "шерсть, волосы", xarû "чистый";
                с. Палашовка, западнее Чорткова Тернопольской обл. – курд. pelaş "солома";
                с. Тауров, западнее Тернополя – курд. tawer “скала”;
                р. Чва (народное название Лимницы, пп Днестра) – В виду топонима За Чев, то есть за Лимницей" слово может быть отнесено к курд. cew "река";
                с. с. Чепели неподалеку от Бродов Львовской обл. и на северо-восток от Хмельника Винницкой, с. Чепелевка Хмельницкой обл. в окраине Красилова – курд. (epel “грязный”.
                Вдоль левого берега Днестра полоса курдских топонимов тянется до самого Могилева Подольского, а дальше поворачивает на Гайсин, и после Умани она превращается в разряженную сеть в правобережной лесостепи.
                Несомненное присутствие древних курдов на Правобережье сразу ставит вопрос, каким путем они туда попали. При общем движении иранских племен с территории их первичного поселения между Днепром и Доном на юг и юго-восток можно допускать, что предки курдов пришли в приазовские степи, а оттуда переправились через Днепр и далее двинулись на северо-запад, вытесняя более давних поселенцев, фракийцев на юго-запад, а булгар – на запад. Полоса курдских поселений от Гайсина и далее вдоль Днестра на запад может маркировать этот путь, но наличие топонимов курдского происхождения в Черниговской, Киевской и Житомирской областях дает основание рассматривать иной вариант. На прародине курдов их поселения тянутся вдоль Десны, поэтому можно предполагать, что по ней их предки спустились до Днепра, перешли его и двинулись на запад. Это расселение могло продолжаться довольно долго, и на промежуточных стоянках иногда оставались какая-то часть мигрантов, что и объясняет наличие курдских топонимов в ареале англосаксов. Более-менее уверенно можно говорить о курдском происхождении таких топонимов, которые могут маркировать путь переселения курдов:
                г. Бердычев Житомирской обл. – самое убедительное толкование на основе курдского языка: курд. berd “камень”, çew “гравий, песок” не только хорошо подходят фонетически, но и соответствуют особенностям местности, ибо в окрестностях города издавна ведется добыча песка и гравия, здесь имеется несколько предприятий камнеобрабатывающей промышленности; правда, можно также привлекать для объяснения названия и курд. cew "река";
                c. Бышев Макаровского р-на Киевской обл. – курд. bişav “раствор”, bişêv “разжижать”, села с таким же названием есть во Львовской и Ивано-Франковской областях,
                с. Девошин на северо-запад от Овруча – курд. dewa “лекарство”, şîn “горе”;
                с. Кичкири южнее Радомышля Житомирской обл. – курд. keç “дочь”, kerî “часть”,
                с. Нараевка на юго-восток от Емичина Житомирской обл. (еще три села с тем же названием есть в других областях) – курд. nar – “огонь”, e'yal “семья”;
                c. Пирки севернее устья Припяти – курд. pîrq “хохот”;
                с. Сингуры южнее Житомира (см. также Шенгуры выше) – курд. sing “чертополох”, ûre “семена”;
                с. Теклевка на северо-запад от Овруча, рядом с Девошиным, с. Текляновка северо-западнее Радомышля Житомирской обл. и еще несколько других подобных – название сел не может происходить от украинского имени Текля в виду большой распространенности, а названия сел от женских имен достаточно редкое явление, да и само имя редкое. Поэтому название следует отностить к курд. tekil “смесь”, têkel “смешанный”;
                с. Термаховка на северо-запад от райцентра Иванков Киевской обл., созвучное с названием села Гермаковка (см. выше) – курд. germ “теплый”, term “тело, труп”, ax “земля”,
                с. Харлеевка западнее станции Попельня Житомирской обл. – курд. xar “кривой”, leyi “ручей”,
                с. Чемков (укр. Чемкив) на левом берегу Припяти при впадении в Днепр – курд. çem “река”, kew “голубой”.
                Полоса курдских поселений, которая тянется вдоль Днестра на восток может свидетельствовать, что курды, очевидно, двигались одновременно с булгарами в направлении Днепра, вытесняя остатки фракийцев за Днестр, а далее повернули в причерноморские степи, где они стали известны в истории как киммерийцы. Позднее большая их часть, возможно, под давлением скифо-булгар, через Балканы отошла в Малую Азию и некоторое время задержалась в Киликии. Однако какая-то часть из них оставалось в Причерноморье, поскольку среди скифских имен достаточно часто встречаются такие, которые хорошо поддаются расшифровке средствами курдского языка.
                Выше рассматривалась этимология названия города Бердичева с привлечением курд. çew "щебень, песок", заимствованное из древнего мордовского языка (мок, эр. кев "камень"). Названий населенных пунктов с подобным окончанием в Украине есть несколько – Золочев, Жидачев, Тячев, Мукачево, их происхождение является довольно неясным, но по крайней мере суффикс может быть славянским. Однако есть основания и для более широких соображений. Несколько выше Галича в Днестр впадает река Лимница, которая имеет еще странное народное название Чва. Одновременно в селе Залуква на левом берегу реки Луквы и в одном километре от устья Лимницы зафиксирован топоним Зачев, который люди объясняют как «За Чвою». Подобного рода топонимы встречаются по селам Западной Украины очень часто (ср. хотя бы те же названия За-Луква). В этой связи можно полагать, что первоначальное название Лимницы была не Чва, а Чев, ибо для названия реки лучше подходит именно Чва. Поскольку берега и дно Лимницы щедро покрыты гравием, такое предположение выглядит правдоподобным. Однако других топонимов возможного курдского происхождения в этой местности нет. Правда корень чва в славянских языках присутствует, но в ближайшее по смыслу может быть только российское почва. Если принять во внимание, что в закарпатском Тячеве ведутся разработки качественного песка, то в основе названия этого города границ может быть курдское çew.Эти факты пока надо иметь в виду, поскольку топонимы возможного курдского происхождения найдены во Львовской области западнее их основного массива в Подолии (например, название города Белз можно связывать с курд. belg "лист", а названия сер Тершев и Тершаков – с курд. terş "скотина". Первоначально они не принимались во внимание из-за их незначительного количества и поэтому считались случайными совпадениями. Однако, при анализе топонимов юго-восточного угла территории Польши (а именно в Люблинском воеводстве) на небольшом пространстве было обнаружено небольшое скопление топонимов легко расшифровываемых с помощью курдского языка. Это такие названия польских населенных пунктов:
                с. Нароль на юго-запад от Томашува-Любельского – курд nar «огонь», ol «группа» (курды были поклонниками огня);
                с. Паары в одном километре от Нароля – курд. pa «уровень», ar «огонь» (снова в слове упоминание огня);
                с. Пордысувка рядом с с. Хамерня (см. ниже) – курд. fort «зверь», isûl «обычай);
                с. Ребизанты в двух километрах от с. Паары – курд. reb «господь», zend (в других иранских zand) «рука» (рука господня?);
                с. Хамерня в четырех километрах от Ребизантов на северо-восток – курд. xumar «мрачный» либо, скорее, xawer «солнце».
                Как видим, четыре первые слова так или иначе связаны с обычаями, религией. Если название села Хамерня связано с солнцем,то и его можно причислить к этой группе, ведь курды могли поклоняться не только огню, но солнцу. Все пять сел растянуты цепочкой с юго-востока на северо-восток на расстоянии двадцати километров между двумя большими лесными массивами. Далеко вокруг этой местности не найдено других топонимов, определенно расшифровываемых при помощи курдского языка. Это не может быть случайным. Очевидно, в этой местности было сосредоточие языческих капищ, к которым в определенное время стекалось местное население для исполнения религиозных обрядов. Основания для такого предположения дают многочисленные названия сел со словом майдан (укр., пол. «площадь», «торжище» от иран. majdan), как по-отдельности, так и в составе сложных названий (Майдан, Майданек, Майдан-Гурны, Майдан-Вельки, Майдан-Сопоцки, Майдан-Непрыски), расположенные в близкой округе на расстоянии от десяти до сорока километров указанных выше сел. В связи с эти можно предполагать, что между скоплениями курдских топонимов на территории Тернопольской области и в Польше должны были бы находится какие-то населенные пункты, названия которых бы тоже расшифровывались с помощью курского языка и таким образом маркировали движение мигрантов. Такими населенными пунктами во Львовской области могут быть Рава Руска (курд. rewa "дар"), Белз (курд. belg "лист"), Бишев (курд. bişav "раствор"). Упомянутая цепочка курдских топонимов в Польше тянется от Равы Руской до Билограя, название которого тоже может происходить от курд. belg "лист" и семантически близкого ray "корень".
                Большие скопления курдских топонимов расположены довольно далеко от Карпат, а по ту их сторону топонимов возможного курдского происхождения не обнаружено, но интересно, что название части Карпат Бескиды расшифровывается с помощью курдского языка. Бескиды – система хребтов в северной внешней полосе Карпат. Они расположены на границе Польши с Чехословакией и Украиной, между рекой Моравой на западе и верховьями реки Сан на востоке. Склоны гор покрыты буковыми и еловыми лесами, на безлесных вершинах находятся альпийские луга. В Бескидах имеются удобные перевалы на высоте 500-1000 метров, которые использовались с самой древности.
                В украинском языке очень много подобных слов с разными, но семантически близкими значениями. Сама горная система называется Бескіди, Бещад, Бещади, но имеются еще и слова со значениями «крутизна», «пропасть», «скала», «гора», «горный хребет» – бескед, бескет, бескеда, бешкет, бескеддя и др. Под влиянием украинского по-польски эти горы называются Beskid, Beszczad, но ранее назывались Bieszczad, а польское beskid имеет значение «горный хребет, горы, покрытые лесом». Похожие слова в разных вариантах с подобными значениями имеются также в словацком и чешском языках. Общепринятого этимологического толкования этим словам нет. Чаще они связываются с алб. (фрак.) bejškё «горное пастбище», «ряд высоких гор», но при этом остается непонятным формант -(к)ед. Делались также безуспешные попытки найти истоки этого слова в германских языках (см. у Фасмера либо Мельничука ).
                Однако для объяснения слова лучше всего подходят слова иранских языков: beš/biš «лес» и gada/ğada/qät «дерево». Правда, в курдском языке пока обнаружено только слово beš, но слова gada/ğada/qät имеются именно в близкородственных курдскому осетинском, ягнобском, пушту и персидском языках, поэтому оно могло быть и в курдском, но исчезло. Оба предлагаемых для расшифровки слова связаны между собой по смыслу, но на первый взгляд не совсем подходят для названия горы. Однако, это не так. Одно и то же слово в близкородственных языках может означало либо лес, либо дерево, либо и то, и другое (напр. серб. гора 1. «лес», 2. «гора», болг. гора «лес»). Таким образом, др.-курд. *bešqät могло иметь значение «гора покрытая деревьями», что вполне отвечает по смыслу некоторым современным славянским словам из этого семантического гнезда. Если же слова, родственного словам gada/ğada/qät в курдском языке никогда не существовало, то тогда можно принять во внимание курд. qad “граница, предел, рубеж». В таком случае bešqad означало «лесной рубеж», что даже лучше подходит к ситуации, поскольку по ту сторону Карпат курдских топонимов нет, т.е. курды не решились перейти эту лесную границу. Отметим, что Карпаты покрыты лесами и определенная часть их называется Лесистые Карпаты. Если же говорить об албанском слове bejškё, то оно могло быть дериватом позаимствованного курдского beš в те времена, когда протокурды и фракийцы были соседями где-то вблизи Винницы.