Пятница
21.07.2017
19:47
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Июль 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Миграции индоевропейских племен в свете фонетических особенностей их языков.




                Как известно, по принципу рефлексации палатализованных велярных (заднеязычных) либо в виде аффрикат и фрикативных, либо в виде чистых велярных все индоевропейские языки подразделяются на группы "сатем" и "кентум". В сатемную группу входят индийский, иранский, балтийский, славянский, албанский, армянский, фригийский, фракийский. В группу "кентум" – хетто-лувийский, греческий, италийский, германский, кельтский, тохарский, иллирийский (Pokorny Julius, 1954, 376).
                В принципе это разделение могло бы сказываться и в расположении ареалов отдельных индоевропейских языков таким образом, чтобы между этими двумя группами шла достаточно четкая граница, но такой границы нет. Действительно, можно было бы предположить, что разделение шло по принципу “запад-восток", как это предполагал Порциг (Порциг В., 1964, 315), при чем граница могла идти приблизительно по Днепру, поскольку большинство ареалов "сатемных" языков расположено на левом берегу Днепра, а все "кентумные" – на правом, но этому противоречит расположение ареала кентумного тохарского языка между сатемными индийским и балтийским. Сложность ситуации с разделением индоевропейских языков на группы "сатем" и "кентум" по мере привлечения других новых данных заставила некоторых ученых даже отказаться от этого разделения вообще (Виноградов В. А., 1982, 259). Но все противоречия могут быть разрешены после принятия и дальнейшего развития объяснения данного разделения, предложенного Десницкой:

                Протоалбанский принадлежал к группе языков "satəm", сохранившей палатальный ряд гуттуральных и осуществив их ассибиляцию. Однако для него, как и для балтийских языков (для славянских в меньшей степени) была характерна “непоследовательная сатемность”. “Непоследовательную” сатемность можно считать признаком довольно широкой переходной полосы в центральной части индоевропейского ареала, к которой помимо балтийского и протобалканского, возможно, принадлежали также иллирийский (с мессапским) и фракийский языки. Тенденция к ассибиляции палатальных – мощная инновация периода, предшествовавшего разрыву территориальных контактов между отдельными частями индоевропейской общности. Эта инновация, двигавшаяся с востока, к центральной зоне ослабевала, встречаясь с надвигавшейся с запада тенденцией нейтрализации противоположения палатальных и велярных. (Десницкая А. В., 1966, 11-12).

                Волна ассибиляции палатальных, по мнению Десницкой, возникла под влиянием финно-угорских языков, в которых имелся богатый набор сибилянтов s, s’, š, а из гуттуральных – только k и q’ , в то время как в индоевропейских языках был один спирант s и большой набор гуттуральных со звонкими, глухими и аспирированными звуками (Десницкая А. В., 1968, 12). Поскольку в албанском языке проявлялась "непоследовательная сатемность”, Десницкая размещает его в центре европейского ареала, где влияние финно-угорских языков ощущалось меньше. Центральное положение албанского языка среди индоевропейских языков подтверждается еще двумя другими фактами, которые приводит Десницкая:

                "Вся диалектная область, к которой принадлежал протоалбанский, по признаку сведения праиндоевропейской схемы трех кратких гласных *e, *o, *a к схеме из двух гласных *e, *a (в слав. *o) противополагалась обширной области на юго-западе и юге индоевропейского ареала (кельт., итал., гр., фриг., армян.), где трехчленная схема сохранилась, и индоиранской области, где трехчленная модель была сведена к одночленной – *o" (Десницкая А. В., 1966, 10).

                То есть было три области – область А, которая сохранила все три древние индоевропейские краткие гласные, в области В (албанская язык) они отобразились двумя гласными, а в области С – одной.
                Второй факт очень важен также и для воспроизведения порядка миграции носителей отдельных индоевропейских языков с их исторической прародины:

                "индоевропейские звонкие аспирированные смычные *bh, *dh, *gh в протоалбанканском перешли в простые звонкие смычные b, d, g и совпали со звонкими смычными, сохранившихся от индоевропейского состояния. В этом отношении протоалбанский язык эволюционировал одинаково с большим количеством языков, в том числе помимо балтийских, славянских, германских, иллирийских и фракийских, также с кельтскими и иранскими. По этому признаку указанные языки оказались противопоставленными италийским, венетскому и греческому, утратившими звонкость аспирированного ряда, но сохранившими различие трех рядов. Важной инновацией обширного ареала, протянувшегося от иранской языковой области на востоке до кельтской на западе, было объединение в один двух рядов индоевропейских смычных – простых звонких и звонких аспирированных. В центре указанного ареала лишь германская диалектная область не провела этой инновации, осуществив передвижение согласных и сохранив исходную дистантность отношений между тремя рядами индоевропейских смычных” (Десницкая А. В., 1966, 11-12).

                Тут сделать некоторое уточнение. В индоевропейском языке было не три, а четыре ряда смычных – звонкие аспирированные, звонкие простые, глухие аспирированные и глухие простые, но глухие аспирированные были очень редкими, поэтому Десницкая говорит о трех рядах, хотя в следующей работе включает к рассмотрению также и глухие аспирированные (Десницкая А.В., 1968). Однако самым важным является то, что в кельтских, славянских, балтийских, иранских, армянском, фракийском, албанском и иллирийском языках произошло объединение звонких аспирированных и звонких простых один ряд звонких простых, а в германских звонкие аспирированные превратились в звонкие простые, т.е в этих языках звонкие аспирированные не сохранились. В греческом, италийском, индийском (о тохарских и хетто-лувийских нельзя сказать точно) звонкие аспирированные сохранились, другое дело, что они позднее рефлексировались в каждом языке по-разному. Из этого вытекает, что предки италиков, греков и индо-ариев должны были бы в числе первых покинуть свою историческую прародину и поэтому сберечь старый индоевропейский звуковой состав. Утратив контакт между собой и попав в соседство с носителями языков иного звукового состава, они могли подпасть под разные языковые влияния и поэтому, скажем, в греческом языке звонкие аспирированные bh, dh, gh перешли в φ, θ, χ, а в латинском в f, h. Язык остальных индоевропейских народов, которые остались на своих старых местах поселений, развивался по более или менее общими фонетическим законам, и поэтому все они утратили придыхательность звуков bh, dh, gh (включая и германские языки, хотя здесь и произошло известное передвижение согласных). Судя по расположению первичных ареалов отдельных индоевропейских народов и учитывая их позднейшие места поселений и время их прибытия на них, можно допускать, что первыми оставили свою прародину те неизвестные нам индоевропейцы, которые заселяли самый южный ареал индоевропейской территории между реками Днепр, Тетерев и Рось. За ними последовали италики, греки и индоарии. Нельзя исключать, что первая миграционная волна достигла Малой Азии в конце III тыс. до н.э, придя туда с Балканского полуострова:

                "В малоазийских археологических культурах последней четверти III тыс. до н.э действительно наступили существенные изменения. Эти изменения говорят о появлении новых этнических элементов, которые можно отождествлять с древними анатолийцами, – но скорее об их появлении с запада, чем с востока." (Дьяконов И.М. 1968, 26-27).

                Более уверенно можно говорить про миграцию греков, которые при своем движении на Балканы могли использовать водные пути. Напротив, италики странствовали по суше. Движению индо-ариев должны были препятствовать фригийцы и армяне, следовательно, эти последние мигрировали так, что не помешали движению индо-ариев и одновременно остались неподалеку от индоевропейской области. Тохарцы же какое-то время еще должны были оставаться на своей прародине, когда уже италики, греки и индо-арии свою оставили (Порциг В., 1964, 319). В это движение индоевропейского населения включились и албанцы и, перейдя на правый берег Днепра недалеко от Киева, оказались в центре индоевропейской области, чем можно объяснить локализацию их прародины Десницкой:

                "Выявляемые связи албанского с североиндоевропейскими языками – балтийскими, славянскими, германскими – дают основания искать добалканскую родину той группы индоевропейских племен, к которой принадлежали предки албанцев, где-то по соседству с областью расселения соответствующих североиндоевропейских племен" (Десницкая А. В., 1984, 220).

                Можно предположить, что ранее этим путем прошли фригийцы и протоармяне, отойдя позднее куда-то недалеко на юг, поскольку они все еще оставались в зоне общеиндоевропейских языковых влияний. Очевидно, эти влияния были меньшими, чем на албанский, поскольку армянский так и остался "сатемным" языком. Албанцы же поселились в треугольнике между Тетеревем, Росью и Днепром. Этим был прекращен процесс "сатемизации" протоалбанского языка, поскольку Днепр как мощная граница мешал контактам албанского языка с языками группы "сатем", и в этом языке взяли верх западные влияния. И наоборот, после отхода тохарцев предки балтов и славян, продвигаясь на восток, вступали в прямой контакт с сатемным иранским языком, а позднее и с финно-угорскими и поэтому в их языках происходил переход палатализованных заднеязычных k’, g’ в переднеязычные сибилянты. То есть эти языки, первично кентумные, попали под процесс сатемизации позднее, чем остальные сатемные языки. При этом закономерно, что сатемизация, а точнее, ассибиляция палатализованных прогрессировала в более восточных языках. Например, западнобалтийские языки большей частью сохранили звук k там, где в восточнобалтийских он рефлексировался в c, ср: лит.kelis – лтш. celis "колено", лит. kepure – лтш. cepure "шапка", лит. kietas – лтш. ciets "твердый", лит. kilpa – лтс. cilpa "петля", лит. kiltis – лтс. cilts "племя" и т.д. В лавянских языках подобное явление можно наблюдать в рефлексации kvcv. В. Георгиев, по утверждению В.И. Абаева считал, что ассибиляция палатальных в индоиранском языке произошла не позднее III тыс. до н.э., тогда как в славянском "в эпоху не очень отдаленную от древнейших письменных памятников” (А. Абаев В. И., 1965, 141).
               Теперь мы можем найти объяснение тому факту, почему албанский язык имеет так много общих слов с германскими и балтийскими языками (см. данные о количестве общих слов в албанском языке с другими индоевропейскими языками выше) в том, что древние носители протоалбанского языка оказались в непосредственной близости к ареалам поселений прагерманцев и прабалтов.
               Такой сложный путь миграции протоалбанцев и их длительное пребывание в зоне контактов с носителями языков разных групп объясняет редкие типологические черты албанской грамматики. Как утверждает А.Ю. Русаков, албанский язык обладает восьмью-девятью из двенадцати признаков ареала SAE (Standard Average European) и, кроме того, характеризуется также определенными типологическими схождениями с иранскими, балтийскими и тюркскими языками. (Русаков А.Ю. 2004, 259-274). В дальнейшем будет показано, где и когда протоалбанцы (фракийцы) имели указанные контакты, объясняющие в определенной мере эти схождения.





    Free counter and web stats             Rambler's Top100                        

                            Счетчик посещений Counter.CO.KZ                                    

    Сайт управляется системой uCoz