Среда
23.08.2017
15:03
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Антропологический тип автохтонов Восточной Европы и их язык





               
                Антропологический тип автохтонов Европы установить непросто. Здесь только нужно обратить внимание на одну особенность. У большинства людей земного шара волосы темные, и только на северо-западе Европы преобладают люди со светлыми глазами и белокурыми или рыжими волосами. (Харрисон Дж., 1968, 188). Светлопигментированный европеоидный тип в Восточной Европе преобладает среди населения Прибалтики, среди мордвы-эрзя и среди коми-зырян (Марк К. Ю., 1965, 29, 30; Марк К., 1975-1, 13, Марк К.Ю., 1975-2, 12). Светлые волосы наследуется приблизительно как рецессивный признак, контролируемый одним геном, хотя иногда он проявляется и у гетерозигот, поскольку ген, соответствующий темным волосам доминирует не всегда (Харрисон Дж., 1968, 190). То же самое относится к голубым глазам. Таким образом, для наследования светлых волос и голубых глаз в подавляющем большинстве случаев необходимо сочетание двух одинаковых генов. При метисации светловолосых и голубоглазых с темноволосыми и черноглазыми потомство в большинстве случаев будет иметь темные волосы и карие глаза. Потому светловолосое и голубоглазое население могло сохраняться только в регионе своего первичного распространения. Таким образом, можно предположить, что носителями свидерских традиций были люди нордического типа, которые продвинулись вплоть до Волги. Правда, Алексеев допускает возможность посветления северных европеоидов вследствие перехода рецессивных генов в гомозиготное состояние. Определенное значение могли также иметь адаптивные свойства светлой пигментации в условиях пониженной инсоляции (Алексеев В. П., 1974-1, 209-210). Но поскольку подобные процессы не имели места на севере Канады, то и в Европе их вероятность тоже очень мала.
                Когда европейцы открыли Канарские острова в XIV ст., они нашли их заселенными высокими, голубоглазыми, светловолосыми людьми с квадратными лицами, которых назвали гуанчами. Этот факт противоречит мнению о том, что блондины появились вследствие мутаций на берегах Северного и Балтийского морей (Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И. А., 1985, 126). Гуанчи жили преимущественно в пещерах, пасли скот, немного занимались земледелием, металлов не знали. Это были остатки этноса, который еще незадолго до проникновения финикийцев заселял Северную Африку (Krämer Walter, 1972, 50-51). Гуанчи формой лица напоминают кроманьонцев. Язык гуанчей родственен берберскому, принадлежащему к афразийской семье.
                Как утверждал Чекановский, (Czekanowski J an, 1957) львовская математическая школа на базе краниологического материала установила математический закон распределения основных четырех европейских рас и их гибридов первой степени, которые вместе дали десять морфологических типов:

                1. Нордический (длинноголовый, узколицый, светловолосый)
                2. Средиземноморский (длинноголовый, низколицый, темноволосый)
                3. Арменоидный (короткоголовый, узколицый, темноволосый)
                4. Лапоноидный (короткоголовый, низколицый, темноволосый)
                5. Северозападный (гибрид нордического и средиземноморского)
                6. Динарский (гибрид нордического и арменоидного)
                7. Субнордический (гибрид нордического и лапоноидного)
                8. Литоральный (гибрид средиземноморского и арменоидного)
                9. Сублапоноидный (гибрид средиземноморского и лапоноидного)
                10. Альпийский (гибрид арменоидного с лапоноидным).

                Как видим, нордический тип отличается узколицостью, в то время как гуанчи имели квадратные лица. Таким образом, предположить распространение нордического расового типа из Африки в мезолите можно при условии довольно быстрых темпов грациации под влиянием экологических условий и культурного развития, что выглядит довольно сомнительным. Следовательно, скорее всего, люди нордической локальной расы действительно были автохтонами Западной и Центральной Европы еще со времен верхнего палеолита, потому что должно бы пройти достаточно времени для того, чтобы сформировались некоторые изменения в антропологических признаках, которые отличают кроманьонцев и нордийцев. Следует заметить, что в Восточной Европе среди финно-угорских народов имела большое распространение уральская раса – промежуточная форма между европеоидами и монголоидами (Марк К.Ю., 1975-2, 13).
                По данным антропологических исследований верхнепалеолитических поселений возле Костенок на Дону в этих местах жили представители всех основных расовых групп Европы (История СССР, 27). Результаты анализа многочисленной эпипалеолитической находки черепов в Баварии дают такие результаты: нордический элемент – 14.4%, лапоноидный – 54.2%, средиземноморский – 31.4% (Czekanowski Jan, 1957, 30). Монголоидные черты отличают население ранненеолитической елшанской культуры, распространенной в междуречье нижней Волги и Урала. По крайней мере некоторые из черепов, найденные в немногочисленных погребениях этой культуры, могут быть отнесены к лапоноидному типу.
                Лапонидная раса является вариантом уральской, которая могла возникнуть в результате метисации. По словам Ошибкиной идею древней метисации поддерживали антропологи, которые основывались на материалах Оленеостровского могильника на Онежском озере, в котором было выделено два типа населения – европеоидный и монголоидный. Позднее В.П.Якимов пришел к заключению, что так называемая «монголоидность» является особенностью архаического населения Европы (Ошибкина С.В., 1990, 119). Широкое распространение лапоноидов вплоть до Португалии дает основание и другим ученым считать, что люди монголоидного типа тоже были аборигенами Европы (Напольских В.В., 1990, 132), что полностью согласуется с расположением прародины сино-тибетцев в Закавказье. Но известный Антрополог Алексеев занимает осторожную позицию:

                Может быть, небольшую монголоидную примесь в составе лопарей при всей ее неотчетливости следует трактовать как наследие древнейшего субстрата? Так оно, по-видимому, и есть, особенно, если учесть самодийский субстрат, выявляемый в протосаамском языке. Но этот субстрат не уводит нас дальше от Урала и не перекидывает моcт от лопарей к населению восточной Субарктики… Остается, однако, группа фактов, как будто противоречащих изложенным выводам из антропологических наблюдений. Речь идет о самодийско-юкагирских языковых связях (Алексеев В.П., 1975, 262)

                Таким образом, можно предполагать, что лапоноидная раса представляет собой близкий к протомонголоидному тип человека, первым заселившим Восточную Европу после отступления последнего ледника 15 – 12 тыс. лет назад. В настоящее время народы, говорящие на сино-тибетских языках, по антропологическим признакам относятся к монголоидной расе, к которой, кроме того, относятся народы Северной и Южной Азии, а также американские индейцы. Все они имеют между собой значительные различия, которые позволяют разделить монголоидную расу на несколько малых рас, но нет сомнения, что должен был существовать один антропологический тип, который дал начало монголоидному. К этому типу, который мы условно назовем протомонголоидным, должны были относиться носители сино-тибетских языков во времена заселения ими Закавказья. Поскольку малые расы имеют характерные особенности, свойственные как монгооидам, так и европеоидам (к примеру, отсутствие эпикантуса у американских индейцев), можно думать об участии в их формировании европеоидов в процессе их метисации с протомонголоидами. Это могло иметь место в разных изолированных ареалах Восточной Европы и Переднай Азии.
                По особенностям кремниевых изделий мезолитические культуры Украины составляют три культурно-территориальные области – азово-черноморскую, полесско-лесостепную и днестровско-прикарпатскую (Археология Украинской ССР, 86-89). Соблазнительно предположить, что эти практически изолированные области отвечают трем волнам заселения Восточной Европы в соответствии к трем основным европейским антропологическим локальным расам, или типам. Иначе – полесско-лесостепную заселяли носители свидерских традиций нордического типа, азово-черноморскую – лапоноиды, днестровско- прикарпатскую – люди средиземноморского типа (четвертый основной европеоидный тип, арменоиды появляются в Восточной Европе только в неолите), но этому противоречат факты. Украинские археологи утверждают, что мезолит на территории Украины начался раньше, чем в Центральной Европе (Там же, 99). Это, очевидно, относится к азово-черноморской области, ибо полесско-лесостепная область входит в сферу свидерской культуры, носители которой пришли именно из Центральной Европы. По геометрической форме кремниевых изделий, распространенных на среднем Донце, в Крыму и на Северном Кавказе, можно предполагать заселение азово-черноморской области, бассейна нижнего Дона и Северного Кавказа из Закавказья, где геометрическая форма была преобладающей, а не с востока людьми монголоидного типа. Но и в этой области население было нордического типа. Об этом свидетельствуют данные антропологических исследований Гохмана. Во-первых, он считает, что первые поселенцы Восточной Украины (Надпорожье и Приазовье) совершенно не имеют монголоидных признаков. (Гохман И.И. 1966, 184), во-вторых, он заключает, что, вообще, население Украины времен мезолита имело общих предков с людьми из Западной Европы:

                Население Украины в эпоху мезолита на материалах Днепровского Надпорожья относится к большой европейской расе, и по своим антропологическим особенностям не выходят за пределы вариации признаков у мезолитического населения Западной Европы, относимого к протоевропейскому типу или его модификации (Там же, 187)

                Возможность широкого заселения Восточной Европы в палеолите людьми средиземноморской локальной расы очевидно нужно исключить, хотя украинские ученые выделяют в населении Украины Времен мезолита три типа, один из которых узколицый древнесредиземноморский (Археология Украинской ССР, 1985, 107). Но этот тип немногочислен, судя по выводам Гохмана, да как он мог попасть на Украину, остается непонятным, поскольку в бассейне Среднего Дуная не было выявлено никаких следов мезолитического населения, которое вело бы свое происхождение от охотников палеолита (Чайлд Гордон, 1952, 137). Если учесть, что на территории континентальной Греции не выявлено никаких следов палеолитических собирателей, а первой культурой была неолитическая земледельческая Сескло, занесенная извне, (Там же, 93; Сафронов В. А., 1989, 45), то тогда заселение Украины в мезолите через Балканы нужно исключить. Очевидно упомянутый средиземноморский тип представляет случайную группу охотников-собирателей, которые попали на Украину каким-то сложным путем. Возможно, днестровско-прикарпатскую область и далее частично южную часть Украины заселила отдельная волна поселенцев этого антропологического типа, которая в послеледниковый период пришла сюда с запада, продвигаясь севернее Карпат, однако здесь преобладало автохтонное население, которое заселяло эти территории со времен верхнего палеолита и создавало отдельную группу из числа позднепалеолитических культур. В конце концов, людей средиземноморского типа среди мезолитического населения Украины не должно было быть много еще и потому, что этот тип и теперь практически не распространен в Восточной Европе (Алексеев В. П., 1974, Карта распространения рас). Люди средиземноморского типа, носители микролитической техники тарденуазской традиции, которая распространилась по всей Европе вплоть до России, согласно Чайльда Гордона, в какое-то время после таяния ледника пришли из Африки. Такое предположение, в частности, подтверждается, данными антропологии. Судя по ископаемым скелетам, мезолитические люди Магриба (Северная Африка) очень похожи на людей днепро-донецкой культуры (Кондукторова Т.С., 1973, 48). Из Африки людей на север гнал засушливый климат, который установился в Сахаре. Вероятно, это они стали основой для формирования иберийского этноса, который составляли позднее собственно иберы, лигуры, турдетаны, аквитанцы, лузитаны и другие народы, которые заселяли южную часть Западной Европы.
                В свете вышеизложенного, есть основания грубо разделить палеоевропейское население Восточной Европы на две большие антропологические группы людей нордического и лапоноидного типа. Люди лапоноидного типа с характерным вогнутым носом, низким лицом, светлыми глазами и темнорусыми волосами абсолютно непохожи на любой из расовых типов, распространенных в Европе, Африке и на Близком Востоке. Точно так же трудно предположить их родство с кроманьонцами с их массивным носом и грубыми чертами лица (Всемирная история, т. 1 рис. между ст. 48-49, Елинек Ян, 1985, черт. 149). Отличаются они цветом глаз и волос и от монголоидов. В отличие от лапоноидов для людей нордического типа можно найти генетических родственников в Африке (гуанчи). Принимая все это во внимание надо предполагать, что светлопигментированные кроманьонцы стали аборигенами Европы, заселив ее с запада.. В Восточной Европе черепа так называемых "восточных кроманьонцев" были найдены в Крыму в пещерах вдоль реки Черной (Возгрин В. Е, 1992, 17; Гохман И. И., 1966), в крымском гроте Шан-Коба, возле с. Васильевка недалеко от Днепропетровска (Пелещишин М., Пидкова И., 1995, 9). Сохранение кроманьонских черт наблюдается у населения полесской геногеографической зоны Украины (Старовойтова Р.А., 1979, 115).
                Можно предполагать, что определенная группа протомонголоидов, двигаясь из Закавказья, проникла в Восточную Европу и, перемешавшись в каком-то из ее регионов с местным протоевропеоидным населением, образовала со временем стойкую локальную антропологическую расу, которая в послеледниковый период распространилась чуть ли не по всей Европе. Заметные сдвиги в распределении отдельных соматических признаков наступают примерно спустя 50 поколений, или примерно 1250 лет (Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А., 1985, 153). Таким образом, в мезолите было более чем достаточно времени, чтобы к неолиту сформировался новый расовий тип лопаноидов.
                Ошибкина считает, что на севере Восточной Европы в среднем мезолите проявляются два больших культурных региона. Западный регион (Кольський полуостров, Карелия, Восточное Прионежье) был освоен населением, которое пришло из Северной Европы и отчасти с Российской равнины. О заселении восточного региона (бассейны Сухоны, Северной Двины, Вычегды, Печоры) известия ограничены, а антропологические данные отсутствуют. Эти два регионы отвечают, по мнению Ошибкиной, двум этнокультурным образованиям древности, внутри которых складывались культуры и группы стоянок, соответствующих племенным образованиям с определенной территорией (Ошибкина С. В., 1990, 125). Следовательно, всю территорию Восточной Европы времен мезолита в целом можно грубо разделить на две этнокультурные зоны – небольшую северо-восточную и большую юго-западно – южную, граница между которыми очень размыта. Такое разделение отвечало бы двум древнейшим расовым типам Восточной Европы (нордийцы и лапоноиды). Предположительно указанная граница шла от восточных берегов Балтийского моря к Нижней Волге и при этом нордийцы составляли западную-юго-западную этнокультурную зону, а лапоноиды – северо-восточную. К такому выводу приводят результаты анализ антропологических типов людей мезолитического периода, которые показывают, в частности, что заселение Восточной Прибалтики шло двумя направлениями – с юга и востока. Здесь происходила метисация резко долихокранного европеоидного населения и мезокранного с ослабленной профилировкой лица (Денисова Р.Я., 1975, 184). С другой же стороны, по данным Гохмана, население Украины имело в те времена явно выраженный комплекс европеоидных признаков.
                В соответствии с двумя расовыми типами в Восточной Европе в начале мезолита должны бы существовать две группы палеоевропейских языков, граница между которыми сначала отвечала пределам распространения этих типов. Состояние языков на то время было весьма примитивным. В соответствии с представлениями Н.Д. Андреева о гипотетическом бореальном праязыке это был «язык изолирующего строя, лексика которого состояла из двухсогласных корневых слов… Частей речи как таковых бореальном праязыке не было, морфология в ее современном понимании – отсутствовала; единственным видом словообразования было корнесложение, т.е. сложение двух корневых слов в одно сложное целое» (Андреев Н.Д., 1986, 4). Можно сомневаться в полной достоверности представлений Н.Д. Андреева, но с тем, что язык населения Восточной Европы того времени был достаточно примитивен, согласны и другие ученые:

                Сохранившееся от тех древних времен в составе производящих корней слов единицы представляли собой предикативно-атрибутивные синтагмы, функционально равнозначные современному предложению. Эти синтагмы составлены не из звуков-фонем со смысло-различительной функцией, а из звуков-идеофонов с функциями смысловыражения (Корнилов Г.Е., 1985, 174).

                Так, или иначе, но языки в подобном состоянии могли в большой мере подвергаться влиянию более развитых языков населения более высокого культурного уровня. Поэтому с распространением культурных влияний граница между лапоноидами и нордийцами могла передвигаться в ту или другую сторону. Существует мнение, что Кольский полуостров, Карелию, Восточное Прионежье первыми в среднем мезолите заселяли носители аренсбургских традиций, которые с переменой природных условий в позднем палеолите двумя волнами – через Норвегию и вдоль южного побережья Балтики двигались в восточном направлении (Ошибкина С.В., 1990, 121-122; Шумкин В.Я., 1990, 10). Очевидно, это были люди нордического типа. Лапоноиды, которые сохранились до теперешних времен главным образом на Кольском полуострове, либо пришли сюда позднее и ассимилировали первых поселенцев, либо они все-таки сами были первыми поселенцами на этом полуострове, потому что заселение Финляндии с запада не является бесспорным (Мейнандер К.Ф., 1974, 23). Этот вопрос усложняется тем, что имеются данные о продвижении в среднем мезолите людей выраженного европеоидного комплекса до Среднего Прионежья:

                В могильниках культуры Веретье – Попово (10 погребений) и Пещаница (2 погребения) – получена небольшая краниологическая коллекция. Исследовавший антропологический материал И.И. Гохман установил, что это были высокорослые люди с отчетливо выраженным европеоидным комплексом признаков. В то же время они обнаруживают сходство с серией европеоидных черепов из Оленеостровского могильника, а также с определенными комплексами из могильников Латвии, Дании, Швеции (Ошибкина С.В., 1990, 123).

                Таким образом, все эти миграции могли привести к несоответствию антропологических и языковых границ. Но можно допускать, что два древних палеоевропейских языка (западный – язык нордийцев и восточный – язык лапоноидов) сохранялись на противоположных концах Восточной Европы во времена мезолита в более-менее чистом виде.




    Free counter and web stats             Rambler's Top100                        

                            Счетчик посещений Counter.CO.KZ                                    

    Сайт управляется системой uCoz