Среда
22.11.2017
15:39
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Ноябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Булгарская топонимика в Украине




                Скифо-булгары, предки современных чувашей, в начале второго тыс. до Р.Х. заселяли главным образом левобережную часть Поднестровья (Стецюк В. М, 1999, 85-95; Стецюк В. 2000, 28). Граница между ними и тевтонами проходила по водоразделу бассейнов Припяти и Днестра. Поскольку она не была четко выраженной, языковые контакты между тевтонами и скифами были довольно тесными, что и сказалось на многочисленных лексических соответствиях современных немецкого и чувашского языков. Этот факт независимо друг от друга отмечали несколько исследователей (Корнилов Г. Э., 1973; Егоров Г. 1993, Стецюк В., 1998). Пребывание булгар на означенной территории сказалось и в местной топонимике. Основная масса булгарской топонимики сосредоточена во Львовской области, но севернее на Волыни, в тевтонском ареале также спорадически встречаются топонимы предположительного булгарского происхождения. Например, название села Пульмо на берегу Пулемецкого озера может происходить от слова, близкого чув. пÿлме "сусек, закром", что перекликается с нем. volle Metze "полная мера зерна", от чего происходит название Пулемецкого озера. Булгарское происхождение могут иметь названия волынских сел Самары (чув. самăр "жирный), Цеперив (чув. чипер "красивый") и некоторые другие.
                Название известной скалистой гряды Товтры в Западной Украине может быть этимологизировано на чувашской основе: чув ту “гора” и тăрă “вершина”. Предлагемая расшифровка этого названия как «острые вершины», выражение якобы заимствованное у греков через фракийцев, (Янко М.П. 1998, 354) стоит слишком далеко фонетически. Поскольку во многих других тюркских языках название горы звучит как тау, первичное название гряды могло быть Таутăрă. К этой же праформе восходит и название горного массива Татры на границе Словаки и Польши. Товтры тянутся от Золочева на Львовщине до северной Молдавии и выглядят как отдельные известковые выступы и кряжи, которые выразительно выступают над окружающей, большей частью довольно равнинной местностью, т.е. перевод «горные вершины» им соответствует очень хорошо. Напротив, название Вороняки для села и особой части уступа Гологор на западной окраине Подольской возвышенности можно перевести как «гладкое, ровное место» в соответствии с чув. вырăн “место” и яка “гладкий”. Такая расшифровка названия хорошо подходит для этой местности и семантически она близка к названию Гологоры.
                В системе археологических памятников гальштатского периода Северно-восточного Прикарпатья Л. Крушельницкая выделяет черепинско-лагодовскую группу, которая приходится на раннескифское время (Крушельницька Л, 1993, стр. 158). Многочисленные памятники этой группы сосредоточены в полосе, которая тянется от села Черепин Перемышлянского района Львовской области через Звенигород и Лагодов на восток вдоль Гологор до Маркополя Бродовского района. И именно на этой территории можно найти целое скопление топонимов, которые этимологизируются средствами чувашского языка. Но на восток от Лагодова расположенное село Якторов, название которого тоже можно перевести как “голая гора” (чув. яка “гладкий” и тăрă “вершина”). На юго-восток от Звенигорода есть гора Камула, высочайшая точка Украины за пределами Карпат и Крымских гор (471 м). Чув. камăр чул “каменная глыба” при чул “камень” достаточно хорошо подходит для названия этой горы, хотя имеется и чув. кăмăл “характер, приветливость”. Камăр хорошо подходит также и потому, что есть албанское gamula “груда земли”. Предки албанцев, фракийцы, были соседями скифо-булгар до прихода киммерийцев. Чув. чул “камень” соответствует общетюркскому taš “то же” и должно было иметь переходную форму тус или туш. Недалеко от Дрогобыча есть высокая каменная скала с загадочным названием Тустань, попытки этимологизировать которое до сих пор не дали удовлетворительных результатов. Это название может быть объяснено при помощи чувашского языка как “каменный холм”, что полностью отвечает действительности, с учетом на раннюю форму чув. чул, которая должна была звучать как тус в фонетическом соответствии с тюркским taş "камень", и чув. тěм “холм, пригорок”. Именно наличие двух форм для названия камня в топонимике может помочь уточнить хронологию фонетических изменений в чувашском языке
                Севернее полосы Гологор берет начало один из ручьев, образующих в границах Львова реку Полтва. Теперь она используется как подземный сточный коллектор, но есть исторические свидетельства, что когда-то ее течение было довольно быстрым. Таким обрагом, ее название тоже может быть сифо-булгарского происхождения, если принять во внимание чув. палтла “быстрый”. Есть и другая река с таким же названием – правый приток Горыни в ее верховьях. Название Быстрая для рек очень типично. В нескольких километрах южнее Львова, сразу за Солонкой расположенное село Ковяри, а недалеко от Золочева – село Гавареччина. В обеих названиях может быть один и тот же корень (чув. кăвар – “горячие угли”). Гавареччина известна своей оригинальной черной керамикой, которую изготавливают по древней специфической технологии отжига глины. Если принять во внимание чув. ěççыни “труженик”, то название села кǎварěççыни по-булгарски означало бы “гончары”. С меньшей увереностью можно говорить и о булгарском происхождении названия самой высокой точки Украины – вершины Говерла (см. ниже).
                Поскольку на небольшой территории черепинско-лагодовской группы памятников мы зафиксировали несколько топонимов, предполагаемые скифо-булгарские апеллятивы которых могут быть мотивированы ближайшими природными объектами, то и другие топонимы неясного происхождения на этой территории мы можем попытаться этимологизировать на базе чувашского языка. На левом берегу Полтвы расположенное село со странным названием Куткир, которое может быть понято как “крепкий ствол”, приняв во внимание чув. кут “ствол, комель” и кěр(е) “крепкий”. В нескольких километрах на юг от Лагодова расположено целое скопление населенных пунктов, с оригинальными названиями. Некоторые из них могут быть расшифрованы при помощи чувашского языка: Коросно – чув. кăрăс – “скудный” или карас "соты". Перемышляны – чув. пěрěм – “моток”, ешěл “зеленый” (однако возможно и славянское происхождение населенного пункта), Кимир – чув. кěмěр "куча, уйма", Чуперносов – чув. чăпар “пестрый”, маса “внешность”, Ушковичи – чув. вышкал “похожий, подобный”. Вот еще несколько примеров скифо-булгарской топонимики во Львовской области:

                c. Верин, южнее Николаева, c. Верини возле Жолквы – чув. вěрене “клен”;
                c. Тетильковцы возле Бродов – чув. тетел “рыболовная сеть” (ср. название города Нетешин);
                c. Турады, на запад от Жидачева – чув. турат “ветвь, хворост”;
                г. Ходоров, c. Ходорковцы южнее Бибрки – чув. хатăр “живой, веселый”; это слово заимствовано скифо-булгарами из германских языков (др.-англ. hador, др.-в.н. heitar);
                c. Цитуля, на запад от Жолквы – чув. çи “есть, кушать”, тулă “пшеница”;
                с. Чишки на юго-восточной околице Львова, с. Чишки северо-восточнее Олеська, с. Чижки на севере Старосамборского района - чув. чышкă “кулак”.

                Далее на восток от Львовской области количество топонимов древнебулгарского происхождения постепенно уменьшается, но удивительным образом они образуют четкую цепь поселений на расстоянии 10-20 км одно от другого(Сокаль, Тетевчицы, Радехов, Увин, Корсов, Теслугов, Башаровка, Тетильковцы возле Подкаменя, Кокорев, Тетильковцы возле Кременца, Цеценевка, Шумбар, Потуторов, Калетенцы, Жемелинцы, Сохуженцы, Саверцы, Сасановка, Пединка, Сулковка, Уланов, Шепиевка, Корделевка и др.) Эта цепь тянется от Сокаля на севере Львовской области выше Радехова на Радивилов, потом поворачивает на восток и идет южнее Кременца, Шумска и Изяслава до Любара, потом поворачивает на юго-восток, проходит выше Хмельника, через Калиновку, и здесь уже не цепь, а целая полоса топонимов идет в направлении Днепра. Однако и далее имеем дело с булгарской топонимикой, что часто подтверждается как логико-семантической связью отдельных частей слов, так и случаями почти полного фонетического тождества. Сравним:
                c. Гельмязов, недалеко от Золотоноши – чув. кěлмěç “нищий”;
                c. Журжинцы севернее Звенигородки на Черкасщине и c. Журжевичи севернее Олевска на Житомирщине – чув. шăршă “запах”;
                с. Замехив, восточнее Новой Ушицы, Хмельницкой обл. (есть также с. Замх юго-западнее Томашува-Любельского в Полше) – чув. çăмха „клубок” или çамка „лоб”;
                c. Колонтаев, на юго-запад от Краснокутска Харьковской обл. – название села не происходит от польской фамилии Kollontaj (Г. Егоров утверждает, что эта фамилия чувашская), поэтому можно принять во внимание чув. туй “свадьба”;
                c. Кацмазов, на юго-запад от Шаргорода Винницкой обл. – чув. куç “глаз”, маса “внешность”;
                c. Кретивцы (от Кретел), на юго-восток от Збаража – чув. кěрет “открытый”, тěл “место”; село расположено на ровном, открытом месте;
                c. Кудашево, южнее Чигирина Черкасской обл. – чув. кут “зад”, аш “м'ясо’;
                c. Куяновка, на южной окраине Белополья – чув. куян “заяц”;
                сс. Одаев Тлумачского района, Одаи Тисменецкого района, Ивано-Франковской обл., Одаи Крижопольского района Винницкой обл. и хутор Одая возле села Чуньков Заставненского района Чернивецкой обл. – чув. утǎ 1. “сено”, 2. “остров, лощина”; ие “злой дух”;
                c. Оздив (от Озтел), на юго-запад от Луцка – чув. уçă “открытый”, тěл “место”; село расположено на ровном месте (ср. название Кретивцы);
                c. Потуторы Бережанского р-на и c. Потуторов на восток от Кременца Тернопольской обл. – чув. пăв “давить”, тутăр “платок”;
                с. Сапанов севернее Кременца – чув. супăнь “мыло”, супăн “мучиться”;
                c. Тахтаулово недалеко от Полтавы – чув. тăхтавал “прерывать”;
                c. Темировцы западнее Галича – чув. тимěр “железо”;
                c. Тымар южнее Гайсина – чув. тымар “корень”;
                г. Умань Кировоградской обл. – чув. юман “дуб”; хотя предлагается также объяснение от др.-р. умания «покинутое место» (Янко М.П. 1998, 366);
                c. Урмань Бережанского р-на Тернопольской обл. – чув. вăрман “лес” (село окружено лесами);
                c. Халаидово на югозапад от Монастирища Черкасской обл. – чув. хăла “рыжий”, йыт “собака”;
                c. Цепцевичи на запад от Сарн Ривненской обл. – чув. çип “нитка”, çěвě “шов”;
                c. Шупарка в Борщевском р-не Тернопольской обл. – чув. чăпăркка “кнут”; e.
                cс. Ялтушков и Ялтушков Подлесный возле Бара Винницкой обл. – чув. юлташ “товарищ”.


    Булгарская топонимика (обозначена красным цветом) и курдская топонимика (обозначена черным цветом) на Правобережной Украине. Севернее на карте частично показана тевтонская топонимика (синий цвет) и англосаксонская (фіолетовій цвет).

                Западнее Черкасс из одного болота вытекают реки Ирдынь, которая впадаэт в Тясмин пп Днепра, и Ирдынька, которая впадает в Днепр выше города. Внимательно рассмотрев карту, можно понять, что когда-то это был проток, который отделялся от Днепра так, что образовывался остров, на котором был построен город Черкассы. Чувашское иртěн “отделяться” очень хорошо подходит к этой ситуации. В связи с этим следует отклонить предлагаемое для расшифровки названия слав. ръд «красный», которое не совсем подходит также и фонетически (Янко М.П. 1998, 155). К тому же что само название города также может быть древнебулгарского происхождение. В Чувашии есть не менее десятка населенных пунктов с окончанием на -кассы от чув. кассă “село, улица” (Егоров Г. 1993, 38). Для первой части слова в чувашском языке также есть широкий выбор. Села Черкасы имеются также во Львовской области (севернее Николаева) в соседнем Люблинском воеводстве Польши (гмина Лащув).
                В Кировоградской области топонимов булгарского происхождения очень мало. Но два из них довольно правдоподобно этимологизируются на базе чувашского языка. Леса вокруг села Камбурлеевка, на южной окраине Павлыша Кировоградской области, хотя их теперь осталось очень мало, очевидно, были богаты грибами, поскольку чув. кăмпа “гриб” и пурлă “богатый” дают нам право на такое предположение. А если названия села Кандаурово и реки Кандауровские воды происходят от чув. кăн “поташ” и тăвар “соль”, то это может потянуть за собою целую цепочку соображений. Уже было предположено, что древние булгары умели добывать соль методом выпаривания и продавали ее соседям (Стецюк В, 1998, 57). Но здесь речь идет не об обычной, поваренной соли, поскольку тогда не нужно бы было специального обозначения для слова тăвар. Поэтому можно говорить именно о поташе (карбонат калия). Залежи этой соли встерчаются в природе и она известна людям с древнейших времен. На вкус поташ горький, а о реке с горькой водой в Скифии упоминал Геродот. Описывая реку Гипанис (Гипаний), он указывал, что у истоков этой реки у нее пресная вода, а на расстоянии четырех дней пути от моря ее вода становится очень горькой. Вот как он это объясняет:

                Это потому, что в него впадает один горький источник, который хотя и совсем малый, но очень горький и вода его смешивается с водой Гипания, большой рекой среди малых, и этот источник придает его воде такой вкус. Этот источник находится на границе стран скифов-пахарей и ализонов. Название этого источника по-скифски Эксампай, а по-эллински – Священные пути (Геродот, IV, 53).

                Гипанис Геродота обычно связывают с Южным Бугом, а Кандауровские воды впадают в Ингул, поэтому древнегреческий историк, возможно, имел ввиду другую реку с горькой водой. Если в этих местах были залежи поташа, а это вполне возможно, ибо в 150 км западнее расположено село Поташ, название которого объясняется залежами этой соли, то у многих здешних рек может быть горькая вода. В частности Б. Рыбаков писал, что горький вкус имеют воды Черного Ташлыка, который впадает в Синюху (Рибаков Б. А., 1979, 36). В нескольких километрах от Кандауровских вод протекает река Аджамка, в названии которой может присутствовать тюркское слово až’i/ači «горький» (чув. вачак «кислый»). Таким образом, булгарское происхождение названия Кандауровские воды подтверждается особенностями местности.






    Free counter and web stats             Rambler's Top100                        

                            Счетчик посещений Counter.CO.KZ                                    

    Сайт управляется системой uCoz