Вторник
24.10.2017
12:23
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
  • Создать сайт
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Все проекты компании
  • Мой сайт

    Киммерийцы.




                Переход балтов и англосаксов на левый берег Днепра привел в движение местное иранское население срубной культуры. Бесспорно, существовали еще и другие причины, которые заставили иранцев искать новые места поселений, но фактом является то, что в конце второго тыс. до н.э. иранцы уже замечены в Центральной Азии:

                Иранские имена в ассирийских письменных источниках появляются в XI – X вв. До н.э., и связываются с областями Западного Ирана, находившимися в сфере политической активности Ассирийского царства. Что в это время происходило дальше на восток – в Центральном и Восточном Иране – в этих источника не отражено (Артамонов М.И., 1974, 10).

                Имеется две точки зрения о путях проникновения иранцев на Ближний Восток – через Среднюю Азию или через Кавказ (Пьянков И. В., 1979). По крайней мере миграция иранцев в Малую Азию должна была происходить через Кавказ (или даже через Балканы), что отражено в хеттских источниках (Соколов С.Н., 1979-2, 235). Очевидно, переселение иранцев шло несколькими волнами и путями, но основной путь движения большей части иранцев шел вдоль восточного берега Каспийского моря, а далее вдоль Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи на юг и южный восток, как это описывает Кузьмина (Кузьмина Э. Э., 1986, 203-204), но путь через Кавказ тоже мог быть использован. Учитывая расположения территорий поселений современных ираноязычных народов (Эдельман Д. И., 1968, карта 1) и их исторических прародин в Восточной Европе, можно допускать, что последними в цепи переселенцев вокруг Каспийского моря двигались согдианцы (предки современных ягнобцев), поскольку они заняли крайнюю северную область современных поселений иранцев в Центральной Азии по соседству с афганцами, с которыми они соседствовали и на исторической прародине, в то время как их другие соседи на прародине – осетины теперь живут в горах Кавказа и, несомненно, никогда не бывали в Центральной Азии. Территория современных поселений курдов, других соседей согдианцев на прародине, дает основания допускать, что они пришли на эти места другим путем, нежели первая волна иранцев, а именно – через Кавказ или через Балканы. Если бы они двигались вокруг Каспийского моря, то они должны были бы обгонять в своем движении много иранских племенных групп, что выглядит невероятным. Мы уже отмечали не раз, что расширение территорий поселений или переселения первичных этносов идет в порядке очередности в соответствии с их взаимным расположением на прежних территориях. Поскольку предки курдов и согдианцев на прародине были соседями, то при движении одинаковым путем, их новые места поселений должны были находиться, если и не по соседству, как это мы имеем, например, для персов и афганцев, но и не так далеко одна от другой, как теперь расположены области курдов и ягнобцев. Самым вероятным путем переселения древних гилянцев и талышей к юго-западному побережью Каспийского моря, где теперь живут их потомки, должен был путь через Дербентский проход. Во-первых, это кратчайший путь. Во-вторых, область поселений талышей в настоящее время находится в тесном соседстве с областью гилянцев и, что очень важно, южнее от нее, точно так же, как и на исторической прародине, а при движении другим путем расположение этих областей было бы иным. Но какими бы ни были пути переселений предков курдов, талышей и гилянцев на Ближний Восток, есть основания предполагать, что до определенного времени они, равно как и предки осетин, хотя и оставили свою прародину под давлением балтов, но все еще оставались в Восточной Европе, когда уже большая часть иранцев переселилась в Азию. В этой же группе иранских племен были также и предки белуджей и мазендеранцев, языки которых входит в ту же подгруппу иранских языков, к которой принадлежат курдский, талышский и гилянский.


               Начало миграций иранцев в конце 2-го тыс. до н.э.
    Красным цветом отмечены названия племен составлявших первую волну

                Таким образом, можно предполагать, что первую волну иранских переселенцев в Центральную Азию составили предки современных сарыкольцев, памирских иранцев (шугнанцев, бартангцев, язгулямцев и др.), персов, афганцев и согдианцев (ягнобцев), т. е. те иранские племена, которые имели свои поселения в южной части общеиранской территории и в ареалах вдоль Днепра.

                Естественно предположить, что оставленные ими ареалы были тотчас заняты другими иранскими племенами, которые еще какое-то время оставались в Европе и с которыми следует связывать исторических киммерийцев, иранская принадлежность которых признается в науке. Исторически засвидетельствованные имена киммерийских предводителей, выглядящие иранскими (Теушпа, Лигдамис и др.) дают для этого более-менее надежные основания.


                Общая картина экспансии иранцев в Центральную и Малую Азию.

                Существует мнение, что киммерийцы пришли в Причерноморье из Центральной Азии или более обобщенно – «из глубин Евразии», но это мнение энергично оспаривается, потому на этой теме нет смысла останавливаться, тем более, что нам известно, где была прародина иранцев и на миграцию в Центральную Азию, а потом назад у киммерийцев просто бы не было времени. В исторически достоверные времена киммерийцы заселяли приазовские и причерноморские степи и оставили следы своего пребывания в степях Украины и Северного Кавказа в многочисленных археологических памятниках, которые объединяются в общую киммерийскую культуру. Логично предположить, что она должна продолжать традиции срубной культуры, которую мы идентифицировали как иранскую, (Стецюк Валентин, 1988, 82-85), и эту традицию украинские археологи видят в погребальном обряде киммерийцев:

                "Поздняя культура киммерийцев развивается в традициях срубной .., что прослеживается в погребальном обряде" (Археология Украинской ССР, Т. 2., 1986, 23).

                Согласно ассирийским источникам царь Урарту Руса I в конце 8-го в. до н.э. потерпел поражение в битве с армией народа гимирраи, который историки связывают с киммерийцами (Мейсон Рихард, 2004, 13-15) . В 679/678 г. киммерийцы были разбиты ассирийцами и в этом бою погиб их вождь Теушпа, но тем не менее, после этого они нападали на Фригию, Лидию и Киликию, где сложил голову и новый их вождь Лигдамис, как об этом писал Страбон (Страбон, 1964, I, 3).
                Также и позднее, в течение всей первой половины 7 в. до н.э. все области Малой Азии подверглись опустошающим набегам киммерийцев, которые иногда объединялись для захватнических походов с фракийцами, двигаясь в Малую Азию через Балканы. Сведения о походе киммерийцев «от Босфора до Ионии» имеются у Страбона, но он почему-то относит это событие ко времени Гомера или чуть ранее (Страбон, 1964, I, 1-10).
                Есть неуверенные свидетельства, очевидно, навеянные тем же сообщением Страбона, о пребывании киммерийцев на территории Венгрии:

                В Венгрии присутствие какого-то конного народа, отождествляемого с киммерийцами , устанавливается на основании находок бронзовых предметов конской сбруи, а также железных уздечек, бронзовых котлов, оружия (мечи и кинжалы). (Шушарин В.П. , 1971, 23).


                Северное Причорноморье и Передняя Азия в эпоху миграции киммерийцев и скифов (VII-VI ст. до н.э.) (Карта из Мейсон Ріхард, 2004, 27).

                Сомнение в киммерийской принадлежности находок вызывается возможностью проникновения киммерийских изделий на территорию Венгрии торговыми путями, поскольку доминирующей здесь была все-таки фракийская культура. В лучшем случае можно предполагать особый фрако-киммерийский период с 750 по 550 гг. до Р.Х. (там же, 24).
                Однако для наших исследований большее значение имеет тот факт, что основная масса киммерийцев пришла в Закавказье или через Дербентский проход, или через Дарьяльськое ущелье, или Белореченский перевал, а не через Босфор и Дарданеллы. Такое заключение можно сделать на основании ассирийских источников, а также из того факта, что на Балканах киммерийцы, по свидетельствам болгарских ученых, заметных следов не оставили (Мелюкова А. И., 1979, 6). Через 50-60 лет после появления в Передней Азии киммерийцев сюда вторгаются скифы. Пройдя через Дербент, они поселились в Азербайджане и основали здесь свое царство в междуречье Куры и Аракса, то есть где-то неподалеку от оз. Севан. И только затем они впервые столкнулись с киммерийцами, причем киммерийцы уступили скифам. Есть данные, что скифы доходили даже до Ирана. Переднеазиатские источники вспоминают о скифском царстве еще в конце 90-х годов 6-го в. до н.э., после чего о нем в истории нет уже никаких данных. Считается, что основная часть скифов отошла назад на Северный Кавказ.


                Северное Причерноморье и Передняя Азия в VII-VI ст. до н.ю. (Карта из Мейсон Ріхард, 2004, 21).

                Приняв во внимание как исторические данные, так и результаты наших исследований, можно достаточно уверенно говорить, что под общим названием киммерийцев надо понимать в первую очередь предков современных талышей и гилянцев, а также предков близко родственных им белуджей и мазендеранцев. Теперь белуджи живут в Пакистане, но известно, что они пришли сюда с южного побережья Каспийского моря (Фролова В. А., 1960, 68, Оранский И.М., 1979, 89), то есть ранее (в 5-6-м вв. н.э.) их поселения были неподалеку от поселений гилянцев и талышей (в этих местах еще и до сих пор живут мазендеранцы).
                Поскольку какая-то часть киммерийцев проникала в Малую Азию через Балканы (очевидно из Правобережной Украины), то можно предполагать, что эта их часть принадлежала к совсем другому иранскому племени, поселения которого должны были быть на Правобережной Украине, т. е. где-то неподалеку от поселений древних булгар, находившихся, как мы знаем в бассейне Верхнего Днестра. Это могли быть иранцы, перешедшие на правый берег Днепра из приазовских степей, но есть основания и для другой гипотезы.
                В чувашском языке есть довольно много слов, которым можно найти соответствия в иранских языках или даже сразу в нескольких из них, но наиболее многочисленными являются чувашско-курдские лексические параллели. В таблице 15 поданы некоторые из них иногда с соответствиями в других иранских языках:

    Таблица15. Курдско-чувашские лексические параллели

    Курдский и др. иранские Чувашский
    bet “дрофа, куропатка” вěтел “дупель”
    kere “масло”, гил. kəre “масло” кěрě “тучный”
    kerdî “борозда” кěрче “морщинистый”
    qarîk “ворона”, qarîtk “куропатка” карăк “глухарь”
    qure “гордый” кÿрен “обижаться”
    nar “огонь”, перс. nar “огонь” нар “румянец”
    pek “годный” пек “похожий”
    sap “ковш” сапа “туесок”
    saman “богатство" семен “богатство”
    stûr “толстый”, ос. sutyr “густой” и др. ир. сатур “сильный”
    soma “зрачок” сăна “наблюдать”
    sor “красный”, перс. sorx “красный” сăрă “краска”
    sehre “колдовство” сехре ”страх”
    semer “тьма” сěм “тьма”
    çal “яма”, перс. čal “яма” çăл “колодец”
    çîrt “гной” çěрт “гноить”
    çîban “прыщ” çăпан “чирей”
    çêl “корова” çиле “вымя”
    tar “шест” тар “тополь”
    taw “ливень” тăвăл “буря”
    tobe “клятва” тупа “клятва”
    toraq “творог” турăх “варенец”
    xumar “мрачный”, xumari “темнота” хăмăр “коричневый”

                Без сомнения, предки курдов и булгары должны были проживать в тесном соседстве достаточно долгое время. В процессе анализа топонимии Украине было обращено внимание на то, что многие топонимы Правобережной Украине объясняются с помощью курдского языка (см. Иранская топонимика ). Ранее на основе курдского языка уже была этимологизированы определенная часть скифского ономастикона (Стецюк, 1999, 89-93; Стецюк, 2000, 23-28). Все это позволяет сделать предположение о том, что какая-то часть населения скифской эпохи говорила на диалекте пракурдского языка, который мы будем для удобства далее называть просто курдским.
                Присутствие древних курдов на Правобережье сразу ставит вопрос, каким путем они туда попали. При общем движении иранских племен с территории их первичного поселения между Днепром и Доном на юг и юго-восток можно допускать, что предки курдов пришли в приазовские степи, а оттуда переправились через Днепр и далее двинулись на северо-запад, вытесняя более давних поселенцев, фракийцев, на юго-запад, а булгар – на запад. Полоса курдских поселений от Гайсина и далее вдоль Днестра на запад может маркировать этот путь, но наличие топонимов курдского происхождения в Черниговской, Киевской и Житомирской областях дает основание рассматривать вариант, при котором предки курдов с места своей прародины спустились по Десне до Днепра, перешли его и двинулись на запад. Это расселение могло продолжаться довольно долго, и на новых стоянках всегда оставались какая-то часть жителей, которые сохраняли старые названия сел и рек.
                Сам по себе удивительный факт сохранения до наших дней названий давних курдских поселений не может нам помочь в определении хронологических рамок, внутри которых курды пребывали на Западной Украине, но вряд ли они принимали участие в тех набегах на Закавказье в конце 8-го и начале 7-го вв. до н.э., о которых мы упоминали выше. Тем не менее, есть основания относить также и курдов к киммерийцам. Походы в Малую Азию, осуществляемые киммерийцами вместе фракийцами, могли совершать именно предки курдов. Их самоназвание "курмандж" включает в себя корень, который чем-то напоминает название киммерийцев "киммер". Того же корня может быть название города Жмеринка в Винницкой области, где именно и сохранилась в большом количестве курдская топонимика.
                Именно в тех местах по среднему течению Днестра, где отмечается скопление курдских топонимов, дважды, в 1878 и 1897 годах в селе Михалкив Тернопольской области на правом берегу Ничлавы были найдены клады золотых предметов. Клады датируются 6-м ст. до Р.Х. т.е. они старше на два столетия, чем находки из знаменитых скифских курганов Куль Оба и Чертомлык. В составе кладов общим весом более семи килограмм диадема, гривна, пять браслетов, 12 фибул, семь блях, пирамидальная подвеска, четыре чаши и другие предметы (Петровський Олександр, 1993, 8). М.И. Артамонов считал, что между некоторыми предметами михалковского клада и находками в кургане Высокая Могила вблизи села Балки Васильковского р-на Запорожской области имеется определенное сходство и пишет:

                Это усиливает связь так называемой киммерийской культуры с карпато-дунайским гальштатом и подкрепляет предположение о возникновении этой культуры на основе форм распространившихся в Северное Причерноморье не с Северного Кавказа, а из Средней Европы, причем сам Северный Кавказ оказывается в области их бытования. (Артамонов М.И. 1974, 37).

                Таким образом, полоса курдских поселений вдоль Днестра может свидетельствовать о продвижении курдов не из степей, а в степи правобережной Украины, откуда они уже как киммерийцы могли совершать походы в Малую Азию совместно с фракийцами. Там они участвовали в самых разнообразных войнах, в том числе и в союзе со скифами, но после поражения Лидии в войне с Мидией и Нововавилонией, по условиям мира киммерийцам и скифам, поддерживавших Лидию, «не оставалось места в Азии и они должны были уйти туда, откуда пришли, т.е. в Северное Причерноморье» (Артамонов М.И. 1974, 34).
                Дальнейшую судьбу киммерийцев М.И. Артамонов, основываясь на археологии кубанских курганов скифского времени, определяет так:

                Поселившись в меотийской среде, киммерийцы благодаря своей более высокой культуре и организованности заняли в Прикубанье руководящее положение, но, оставаясь в меньшинстве, не смогли сохранить этническую самостоятельность и с течением времени слились с туземным населением. Возможно, что прямыми потомками киммерийцев были синды, представлявшими наиболее прогрессивную часть населения Нижнего Прикубанья – Таманского полуострова и прилегающей части Черноморского побережья. (Артамонов М.И. 1974, 62).

                О том, что киммерийцы, могли, действительно заселять Прикубанье, говорит зафиксированный этноним Δανδαριοι (название народа в нижней части Кубани и в Меотии). При том, что нижняя часть Кубани лежит между Азовским и Черным морями, для объяснения названия народа хорошо подходит курд. derya/darya „море” и dan „внутри”, т. е. „окруженные морем”.
                По свидетельству Страбона греки называли киммерийцев кимврами, т.е. тем же именем, под которым в истории известно одно из германских племен. Очевидно, это не случайное совпадение. На основании анализа топонимики Западной Украины мы пришли к выводу, что предки курдов имели свои поселения на территории Подолья (современные Тернопольская, Хмельницкая и Винницкая области), где обнаружены скопления топонимов, расшифровываемые с помощью курдского языка. Анализ распространения археологических культур позволяет сделать предположение, что на Подолье проживало отдельное гомогенное и много численное племя:

               Уже сам факт, что носители культур Ноа, Гава-Голиграды, Козия и др. не продвинулись на урожайные земли Приднестровья восточнее Збруча и севернее бассейна Прута, свидетельствует о значительном препятствии, которое не позволяло им это сделать. Можем лишь предполагать, что на этой территории проживало довольно сильное, консервативное по своим традициям племя, которое, используя природные условия – тяжело доступные каньоны подольских рек – не допускало чужеземцев на свои земли. (Крушельницька Л.І., 1998, 193).

                Подолье находится по соседству с ареалами германцев, поэтому между германскими и курдскими племенами должны были иметь место определенные связи, в том числе и политические, что и объясняет греческое название киммерийцев.Языковые связи между курдами и германцами подтверждаются лексическими параллелями. Хольтхаузен в своем Этимологическом словаре древнеанглийского языка приводит некоторые из них, например: др. англ. wic, н. нем. wike, анг. witch-elm „горный клен” – курд. viz, но это лишь случайные находки. Если же поискать целенаправленно, то можно найти много интересного. Например, др. англ. scielf «вершина скалы, зубец», анг. shelf «песчаная коса, риф», др. исл. skjolf «возвышение» хорошо соответствует курд. şilf «лезвие». К германским словам относят и укр. щовб «скала» (Фасмер Макс, 1967), но почему-то оставлено без внимания нем. Schilf „тростник”, листья которого похожи на лезвие клинка. Это слово тоже должно быть отнесено сюда же. Хольтхаузен не находит объяснения древнеанглийскому названию ромашки ferðing-wyrt. Для его расшифровки хорошо подходят курдские слова pûrt «волосы» и wurd «чистый» – цветами ромашки издавна моют голову. Общегерманскому слову west «запад» безусловно отвечает курд. weşt «юг». Незначительные отличия в фонетике и семантике свидетельствуют о том, что курдское слово не является заимствованием поздних времен, тем более, что в диалекте сорани weşt «прохладный и влажный ветерок» (в Европе часто такой ветер дует именно с запада). Вот еще несколько пар англо-курдских соответствий: др. анг. bile «клюв» – курд. bel «торчащий», анг. chuck «бросок» – курд. çek «то же», др. анг. gamen , анг. game «игра» – курд. geme «то же», др. анг. maffa «пленка яйца» – курд. mef «палатка», др. анг. reo, reowe «покрывало, пальто» – курд. rav «облако» и др.
                В 113 г. до н.э. неизвестное дотоле римлянам племя кимвров, двинувшееся со свой родины на Ютландском полуострове на поиски свободной земля для поселения, сделало попытку вторгнуться из Норика в Италию через Альпы в наиболее удобном для перехода месте. Римляне считали их скифами или кельтами, однако большинство историков убеждено в их германском происхождении (Fischer-Fabian S., 1993, 17). Возможно, что попытку вторжения в Италию сделали именно киммерийцы-курды, которые двигались не из Ютландии, а из Украины. Позднее они поселились среди германцев и были ими ассимилированы, но при этом сохранили свое племенное название. Сам факт миграции курдов подтверждают археологические данные:

                "Вероятно, еще до середины V в. до н.э. земледельческое население Подолии вынуждено было оставить свою страну по причинам, остающихся неизвестными. Нет сведений и куда оно переместилось." (Артамонов М. И., 1974, 112).
                Предположение о миграции части киммерийцев-курдов в западном направлении пордтверждает анализ топонимов курдского происхождения. Главным образом они концентрируются в Подолии, но спорадично встречаются также на более западной территории. Поскольку их было довольно мало, они не принимались во внимание. Однако, при анализе топонимов юго-восточного угла территории Польши (а именно в Люблинском воеводстве) на небольшом пространстве было обнаружено небольшое скопление топонимов легко расшифровываемых с помощью курдского языка. Это такие названия польских населенных пунктов:
                с. Нароль на юго-запад от Томашува-Любельского – курд nar «огонь», ol «группа» (курды были поклонниками огня);
                с. Паары в одном километре от Нароля – курд. pa «уровень», ar «огонь» (снова в слове упоминание огня);
                с. Пордысувка рядом с с. Хамерня (см. ниже) – курд. fort «зверь», isûl "обычай";
                с. Ребизанты в двух километрах от с. Паары – курд. reb «господь», zend (в других иранских zand) «рука» (рука господня?);
                с. Хамерня в четырех километрах от Ребизантов на северо-восток – курд. xumar «мрачный» либо, скорее, xawer «солнце».
                Как видим, четыре первые слова так или иначе связаны с обычаями, религией. Если название села Хамерня связано с солнцем, то и его можно причислить к этой группе, ведь курды могли поклоняться не только огню, но солнцу. Все пять сел растянуты цепочкой с юго-востока на северо-запад на расстоянии двадцати километров между двумя большими лесными массивами. Далеко вокруг этой местности не найдено других топонимов, определенно расшифровываемых при помощи курдского языка. Это не может быть случайным. Очевидно, в этой местности было сосредоточие языческих капищ, к которым в определенное время стекалось местное население для исполнения религиозных обрядов. Основания для такого предположения дают многочисленные названия сел со словом майдан (укр., пол. «площадь», «торжище» от иран. majdan), как по-отдельности, так и в составе сложных названий (Майдан, Майданек, Майдан-Гурны, Майдан-Вельки, Майдан-Сопоцки, Майдан-Непрыски), расположенных в близкой округе на расстоянии до сорока километров от указанных выше сел. Указанное скопление курдских топонимов расположено довольно далеко от Карпат, а по ту их сторону топонимов возможного курдского происхождения не обнаружено, но интересно, что название части Карпат Бескиды расшифровывается с помощью курдского языка.
                Бескиды – система хребтов в северной внешней полосе Карпат. Они расположены на границе Польши с Чехословакией и Украиной, между рекой Моравой на западе и верховьями реки Сан на востоке. Склоны гор покрыты буковыми и еловыми лесами, на безлесных вершинах находятся альпийские луга. В Бескидах имеются удобные перевалы на высоте 500-1000 метров, которые использовались с самой древности.
                В украинском языке очень много подобных слов с разными, но семантически близкими значениями. Сама горная система называется Бескіди, Бещад, Бещади, но имеются еще и слова со значениями «крутизна», «пропасть», «скала», «гора», «горный хребет» – бескед, бескет, бескеда, бешкет, бескеддя и др. Под влиянием украинского по-польски эти горы называются Beskid, Beszczad, но ранее назывались Bieszczad, а польское beskid имеет значение «горный хребет, горы, покрытые лесом». Похожие слова в разных вариантах с подобными значениями имеются также в словацком и чешском языках. Общепринятого этимологического толкования этим словам нет. Чаще они связываются с алб. (фрак.) bejškё «горное пастбище», «ряд высоких гор», но при этом остается непонятным формант -(к)ед. Делались также безуспешные попытки найти истоки этого слова в германских языках (см. у Фасмера либо Мельничука ).
                Однако для объяснения слова лучше всего подходят слова иранских языков: beš/biš «лес» и gada/ğada/qät «дерево». Правда, в курдском языке пока обнаружено только слово beš, но слова gada/ğada/qät имеются именно в близкородственных курдскому осетинском, ягнобском, пушту и персидском языках, поэтому оно могло быть и в курдском, но исчезло. Оба предлагаемых для расшифровки слова связаны между собой по смыслу, но на первый взгляд не совсем подходят для названия горы. Однако, это не так. Семантический сдвиг "гора" – "лес" – "дерево" распространен в некоторых славянских и балтийских языках (Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В., 1984, 666), т. е. одно и то же слово может означать либо лес, либо гора, либо и то, и другое (напр. серб. гора 1. «лес», 2. «гора», болг. гора «лес»). Таким образом, др.-курд. *bešqät могло иметь значение «гора покрытая деревьями», что вполне отвечает по смыслу некоторым современным славянским словам из этого семантического гнезда. Если же слова, родственного словам gada/ğada/qät в курдском языке никогда не существовало, то тогда можно принять во внимание курд. qad “граница, предел, рубеж». В таком случае bešqad означало «лесной рубеж», что даже лучше подходит к ситуации, поскольку по ту сторону Карпат курдских топонимов нет, т.е. курды не решились перейти эту лесную границу. Отметим, что Карпаты покрыты лесами и определенная часть их называется Лесистые Карпаты. Если же говорить об албанском слове bejškё, то оно могло быть дериватом позаимствованного курдского beš в те времена, когда протокурды и фракийцы были соседями где-то вблизи Винницы.
                Все эти факты свидетельствует о том, что часть курдов не последовала за большинством соплеменников в их миграции на восток, а продвинулась в западном направлении до территории Польши и оставалась там до прихода славян и позднее ассимилировалась среди них, но передала им названия своих поселений и, кроме того, оказала определенное влияние на польский язык. Предположение о продвижении киммерийцев-курдов до границ Рима еще требует дополнительных подтверждений.
                Долговременное присутствие киммерийцев-курдов на территории Украины подтверждают иранско-славянские языковые связи. Слова курдского происхождения в украинском языке, которым нет соответствий в других славянских, свидетельствуют о том, что какая-то часть курдов оставалась на территории Украины до появления здесь славян. О том же говорят данные эпиграфики Северного Причерноморья, поэтому с курдами можно связывать какой-то из народов, упоминаемых античными историками, в частности, Геродотом. Судя по всему, таким народом могли быть ализоны (алазоны), которых Геродот размещал несколько южнее от скифов-пахарей в местности, там где Днестр (Тирас) и Южный Буг (Гипаний) не очень отдаляются друг от друга (Геродот, IV, 52). Именно в этом месте находится самое большое скопление курдской топонимики (см. карту в разделе Иранская топонимика).




    Free counter and web stats             Rambler's Top100                        

                            Счетчик посещений Counter.CO.KZ                                    

    Сайт управляется системой uCoz